Паломническо-миссионерское служение

Игумен Кирилл (Сахаров). На Ваганьковском кладбище в год его 250-летия (часть 2-я)

   Ничто не заменит при посещении какого-либо музея наличие экскурсовода. Мы это особенно ощутили, когда снова пришли на Ваганьковское кладбище. Тем более что экскурсию для нас провёл такой знаток Ваганькова, как клирик храма Воскресения Словущего, автор нескольких книг об этом кладбище о. Сергий Матюшин. Лично мне хотелось поближе познакомиться с захоронениями духовенства, как православного, так и обновленческого, погребённого вокруг храма. О. Михаил сделал экскурсию по всему кладбищу, что заняло почти 3 часа. Наблюдая, как он вдохновенно и компетентно рассказывал о каждом фрагменте крупнейшего кладбища столицы, о многих погребённых здесь знаменитостях, я поражался его энтузиазму. Поистине, среди могил он чувствовал себя как рыба в воде, это была его родная стихия! Запомнилось, что за годы своего служения на Ваганьковском кладбище (более 20 лет) он отпел не менее 7 тысяч человек. Каждое отпевание (не менее двух человек в день) он старался совершать не формально, а, что называется, с душой. Были периоды, когда ежедневно в храме отпевали не менее 10 человек. Особенно пронзительными были проводы в последний путь молодых людей и детей. Тяжело было наблюдать за горем родителей. Конечно, никаких исследований о тех, кого отпевали, не делалось (кроме самоубийц) – верующий ли человек, бывал ли хоть раз в жизни на исповеди и причастии и т. п. В нашем храме отпевают прихожан храма, членов общины, духовных чад. Неоднократно, правда, заочно, молились об упокоении людей верующих в Бога, но далёких от Церкви, читая канон преп. Паисию Великому, «иже имать дерзновение молитися об умерших без покаяния». На мой вопрос, какие ощущения бывают при отпевании разных усопших, батюшка ответил, что легко и радостно бывает реже, чем тогда, когда испытываешь тяжесть на душе. Кстати, венчал он всего лишь раз 10 в жизни. Крестит не часто – 2-3-х  младенцев в месяц.

Начиная экскурсию, о. Сергий заметил, что чума, косившая москвичей в конце 60-х годов thumbnailXVIII века, приведшая к появлению нескольких кладбищ в столице, в том числе и Ваганьковского, могла иметь рукотворный характер, явиться своеобразной диверсией. Основано было кладбище за пределами Москвы, за Камер-Коллежским валом, устроенным для контроля за контрабандой. В плане оно представляет собой крест, в центре которого была деревянная церковь во имя святителя Иоанна Милостивого (этот храм простоял около 50 лет – сейчас на месте его алтаря стоит ротонда – она требует ремонта; есть идея устроить здесь часовню во имя новомучеников Ваганьковских).

Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище строился с 1820 по 1830 год. Освящал его митрополит Филарет (Дроздов). Построен храм в стиле ампир. До революции его штат составляли 6 священников и 3 диакона. В 1916 году была освящена церковь во имя святого апостола Андрея Первозванного – единственный дореволюционный храм в Москве, посвящённый этому святому. Алтарь храма вынужденно был устроен на север. Закрыли этот храм в 1925 году, а вновь освятили в 1989. В помещении при этом храме располагается баптистерий (его устроили около 15 лет назад). В начале 90-х годов владыка Арсений (Епифанов) освятил здесь церковь во имя святых мучеников Валентина и Георгия (покровителей настоятеля и старосты храма в то время). В ещё одном небольшом помещении располагается воскресная школа, которую ведёт о. Михаил. Здесь же проходят встречи дискуссионного клуба. До революции кладбище было разделено на 60 участков и погребение усопших осуществлялось по семи разрядам. К самому дорогому первому разряду относились погребённые вокруг храма (стоимость такого погребения на наши деньги составляло около 700 тысяч рублей). Бывших представителей высших классов в довоенное время хоронили с опаской – на памятниках сбивали указания на их чиновничий статус, обрезали фотографии, чтобы не было видно погон и т. п. В 20-30-е годы комсомольцы сбили немало крестов с памятников. Всего на кладбище площадью 50 га, считается, что было погребено около 500 тысяч человек (на самом деле, гораздо больше, т. к., хотя оно было закрыто ещё в 50-е годы прошлого века, в могилы, по прошествии 15 лет, подзахоранивали родственников). 80% могил являются безхозными. Только с начала нулевых годов thumbnailXXI века здесь стали наводить порядок.

Началась экскурсия с осмотра трёх памятных стел – в честь павших на Бородинском поле, жертв политических репрессий и воинов, павших в Великую Отечественную войну. Здесь же могила многолетнего старосты Богоявленского собора, что в Елохове Н.С. Капчука. Помолились на могилах монахов Валаамского монастыря и монахинь Вознесенского и Страстного монастырей (некоторые из них дожили до конца 60-х годов). Могила С. Есенина. Рядом могила покончившей здесь с жизнью его секретарши. Очень много данных, что Есенина на самом деле убили, а самоубийство было сымитировано. Очень много свидетельств о благодатной помощи по молитвам о. Валентина Амфитеатрова, погребённого на Ваганьковском кладбище – все они фиксируются в специальной книге, находящейся в храме. С помощью специального устройства определили, что гроб с телом праведника находится не там, где стоит сейчас крест, а у стелы с воинским захоронением в нескольких метрах справа от креста. Поднятие гроба с останками о. Валентина намечалось ещё в 90-е годы, но из-за кампании в СМИ, инициированной одной из почитательниц о. Валентина, этот вопрос завис. Всего на Ваганьково около 800 воинских захоронений. В годы войны под частью кладбища в оборонных целях был устроен тоннель – это подтвердил директор кладбища, которого мы встретили на пути. В 1970 году на кладбище был устроен колумбарий (дословно – «голубятня»). В настоящее время, по словам о. Сергия, в Москве около 80% усопших кремируют. Согласно установкам РПЦ их прах должен быть захоронен в землю (в Элладской Церкви кремированных вообще не отпевают). На могиле Игоря Талькова (в этом году ему исполнилось бы 65 лет) часто воскуряют фимиам. На его памятнике выбиты следующие слова: «Пророк, философ, мудрец, полководец, герой». Поразил памятник в виде скульптурного изображения грузной женщины в лежачем положении (в советское время она была зам. руководителя Комитета по Телевидению и Радиовещанию). Памятник обошёлся в 8 миллионов рублей. Вообще, если оценить объём мрамора и железа на памятниках и оградах, и работу за их устроение, наверное, счёт пошёл бы на миллиарды. На мой взгляд, нет ничего лучше восьмиконечных белых крестов на могилах усопших. Помолились на могилах блаженных Николая (+1913) и Митрофана (конец XVIII – начало XIX вв.)

 Что касается захоронений духовенства. Вокруг храма погребены такие маститые пастыри как протопресвитер Николай Любимов (+1924) – он был сподвижником Патриарха Тихона, в качестве настоятеля Успенского собора был участником Поместного Собора 1917-18 гг. Несколько лет был в заключении; прот. Василий Постников (+1927). Владыка Арсений (Жадановский) назвал его лучшим представителем московского духовенства. Он активно боролся с обновленцами; прот. Феодор Казанский (+1948) – он был настоятелем храма в первые годы после его возвращения из обновленческого раскола; прот. Николай Ремизов (+1950) – многолетний узник лагерей; прот. Пётр Филонов (+1952), настоятель церкви «Нечаянная Радость» в Марьиной Роще. Он чудом избежал ареста в годы лихолетий. Был одним из первых сотрудников ОВЦС. Награждён медалью «За оборону Москвы»; Прот. Александр Фомин – 35 лет прослужил он в храме. Был очень смиренным пастырем, внимательным к людям. Будучи награждённым крестом с украшениями, он одел его только один раз в жизни. Батюшку помнят прихожане, на его могиле всегда цветы; прот. Валентин Парамонов, настоятель храма. На своей малой родине в Вологодской области он обнаружил большую икону преп. Зосимы Ворбозомского – святого XV века; икона относится к XIX веку; в настоящее время она находится в храме; Архиепископ Макарий (Даев) (+1960), возглавлял Хозяйственно-Финансовое Управление Патриархии; «великий архидиакон» Константин Розов (+1923); протодиакон Владимир Андрушкевич (+1969) – из покаявшихся обновленцев.

Что касается обновленческого духовенства. Не все их захоронения, например, архиепископа Евдокима (Мещерского) сохранились до настоящего времени. Не на всех могилах указаны их саны, например, на могиле «митрополита» Михаила Князевского (+1937). Запомнились три «обновленческих захоронения»: «архиепископа» Вениамина Муратовского (+1930), председателя «Московского Епархиального Управления»; профессора Зарина, секретаря обновленческого Синода и особенно «архиепископа» Георгия Жука, бывшего настоятелем храма в 1922-33 гг. Отец 11 детей, он ютился с семьёй в подвале храма. Скончался в 1941 году. Несколько лет назад его маловоцерковлённый внук установил на могиле деда мраморную стелу. Бросилась в глаза надпись: «Архиепископ Жук Георгий» и далее отчество. Было не по себе, когда я увидел эту надпись.


thumbnail

Могила И. Талькова


thumbnail

Ротонда на месте церкви во имя святителя Иоанна Милостивого 


На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
Контакты На главную На главную