Поездки

Западная Украина или Западная Русь? (записки паломника)
3 часть


Львов. Большинство русских людей считают, что Львов  это некая восточная граница католической Европы, лишенная русских православных корней. На самом деле, это не так.  Львов - это древнерусский город. Одна из красивейших улиц старого Львова так и называется «Русская». Львовская епархия в 17 веке была оплотом Православия, она приняла унию на 100 лет позже остальных епархий Белоруссии и Украины, входивших в то время в состав  Речи Посполитой. Последний православный храм Львова – Успенскую братскую церковь, униаты смогли захватить лишь в 1708 году.  Манявский Крестовоздвиженсккий ставропигиальный монастырь так и остался православным до самого своего разорения в 1785 году. К тому времени во Львове уже действовала православная церковь Святой Троицы, а затем был сооружен Свято-Георгиевский  храм, являющийся ныне кафедральным собором. Так что, православное присутствие в Галиции не прерывалось никогда. Самым высоким зданием средневекового Львова была колокольня братской Успенской церкви. На строительство этого храма жертвовал деньги московский царь Феодор Иоанович. Об этом свидетельствуют русские двуглавые орлы, распростершие крылья под куполом этого храма, являющегося в настоящее время кафедральным собором Украинской автокефальной церкви. Древнерусские храмы Львова сосредоточены в квартале города называемом «Подзамче». Самым древним сохранившимся храмом Львова является церковь святого Николы, построенная в 1264 году. В этом храме сохранилось много древних икон. В его ризнице хранятся кресты и евхаристические сосуды, подаренные представителями православных Патриархов Востока. Сейчас храм святого Николы принадлежит Киевскому патриархату.


   В двухстах метрах от Свято-Никольской церкви находится Свято-Онуфриевский монастырь, основанный в 13 веке. В этой древней обители трудился и был погребен русский первопечатник диакон Иван Федоров. Обнаруженные в начале века останки Федорова и его сына Ивана, в советское время находились в музее старопечатных книг, расположенном в стенах бывшего Онуфриевского монастыря. В 1998 году греко-католики поспешно захватили Онуфриевский монастырь, так как узнали о плане открытия здесь православной обители. Останки Ивана Федорова и его сына были вывезены из монастырских стен в помещение, переданное музею старопечатных книг. Вскоре сотрудники музея начали жаловаться на то, что ночью в зданиях происходят таинственные события: слышны чьи то шаги, с книжных полок падают книги, кто-то стучит на печатной машинке.  В итоге останки были перенесены на верхний ярус Свято-Духовской церкви, принадлежащей униатам. Бывший мэр Москвы Юрий Лужков  несколько раз посылал во Львов своих чиновников, которые вели переговоры о передаче останков Ивана Феодорова властям Москвы. Но львовские власти всякий раз отказывали московскому мэру. Главный храм Онуфриевского монастыря построен князем Константином Острожским в 1518 году. В этом храме сохранился старинный иконостас тонкой работы. Униатские монахи-василиане вывезли этот иконостас из монастырского собора, но под давлением научной общественности вынуждены были вернуть его на место.
     

Жемчужиной Львова является древняя церковь Святой Параскевы Пятницы 13-го века. Современный вид храм  приобрел в 1644 году, когда он был перестроен молдавским господарем Василием Лупулом. Об этом свидетельствует резная каменная плита, сохранившаяся на южной стене храма. Украшением Пятницкой церкви является великолепный иконостас начала 16 века. Более 80 % икон иконостаса сохранились в первозданном виде. В настоящее время храм принадлежит Киевскому патриархату.
Немного осмотрели достопримечательности города. Памятник основателю города Львова, сыну князя Романа Мстиславовича, известному политическому деятелю и полководцу князю Данилу Романовичу Галицкому, впоследствии провозглашенному первым королем галицко-волынских земель, расположен в самом центре города на старинной Галицкой площади. Памятник был возведен в 2001 году в честь 800-летия со дня рождения Даниила Галицкого. На сооружение памятника было потрачено 60 тонн гранита и 9 тонн бронзы. Сам памятник представляет из себя бронзовую фигуру князя на коне, возвышающуюся на гранитном постаменте. Высота памятника 10 метров.


Храм Святых апостолов Петра и Павла (1610-1630 гг.) известен в городе Львове как костел иезуитов. Построен в стиле раннего барокко в начале 17 века. Считается одним из наибольших культовых сооружений Львова: его длина – 41 м, ширина – 22,5 м, высота – 26 м. С 1773 по 1946 гг. был приходским костелом. Сейчас этот  костел принадлежит греко-католикам и имеет статус гарнизонного (войскового) храма, в нем проводятся богослужения по случаю войсковых праздников, освящают боевые знамена.


Греко-католическая церковь свв. Владимира и Ольги. В 90-году ее заложили, строили с помощью властей. Митрополит Владимир (Стернюк) закладывал первый камень. Потом был там Гузар. Внешне храм не привлекателен, мрачноватый, напоминает крематорий. Витражи с изображением Владимира и Ольги справа и слева. У центрального входа - отдельно стоящая колокольня. Под храмом катехизическая школа. Храм довольно просторный, мраморный пол, три алтаря: не в одну линию, а справа и слева.  Круглообразный, лавки размещаются частично по центру.  Что касается службы, это была вторая литургия, всего совершается шесть литургий.  Служилась литургия «За померлых». В 8 часов ее начали служить три священника в красных ризах: настоятель, его сын и еще один священник. Диаконов не видно, видимо, в них нет особой нужды. Диакон во многом помогает на всенощном бдении, но если всенощных бдений нет, и все сводится к литургии –  в чем тогда необходимость в диаконе? Произносить ектеньи может и священник. Все было на украинском языке. Несколько раз кланялись без крестного знамения. Пели двое: мужчина и женщина, они вели за собой общее пение. Людей для буднего дня для второй литургии было немало. Одних причастников было примерно 35 человек. Служба длилась 45 минут, включая проповедь после Евангелия и причащение. Проповедь была о Евангельском законе. После Евангелия священник дал поцеловать его пономарю, стоящему со свечой. Евангелие, конечно, читалось лицом к народу. Сугубая ектенья. «Паки и паки», потом Херувимская, одно поминовение на великом входе произносил только настоятель. Сокращенная ектенья «Исполним молитвы». На «Возлюбим друг друга» - только лобызание плечо в плечо, руку друг другу не целовали. Евхаристический канон, самый главный момент «Тебе поем» как-то уж быстро прозвучал. Причем, «Приимите, пийте…» произносил священник с правой стороны.  На возгласе «Твоя от Твоих…» чаша и дискос не поднимались, ими как бы совершали начертание над престолом. Очень короткое пение и уже «Изрядно о Пресвятей».  На «Отче  наш» воздевали руки. «Верую и исповедую» все молящиеся скандировали, как и Символ Веры. В это время священники уже причащались. Сразу вышел причащать второй священник. Платом уста не оттирали, чаша не целовалась, запивки не было.


В самом центре Львова возвышается кафедральный римо-католический костел. После завоевания Львова поляками король Казимир Великий приказал снести находившуюся на центральной площади города древнерусскую православную церковь в честь Успения Божией Матери и возвести на ее руинах латинский костел. Это очень большой храм в готическом стиле, украшенный великолепными красочными витражами и фресками. Витражи сделаны по эскизам выдающегося польского художника Яна Матейко. Один из витражей алтарной абсиды изображает осаду Львова войсками Богдана Хмельницкого. Воины Хмельницкого изображены бежащими от стен Львова благодаря чудесному заступничеству католического святого Яна из Дукли. Главный алтарь костела роскошно украшен серебряными барельефами. Богослужение совершалось под звуки органа и пение большого хора. Совершалось каждение алтаря. Во время причащения верующие стали на колени в центральном проходе почти до самого притвора, а священник причащал их, двигаясь по проходу.
Ряд серьезных ученых Львова по прагматическим соображениям выступают за участие Украины в Таможенном Союзе. Есть предсказание, что на месте города будет котлован – возможно от землетрясения, когда начнут бурить сланец. Есть американские фильмы на эту тему.  По городу встречаются плакаты следующего содержания: «Чыя мова, того и влада» (по-русски – «чей язык, того и власть»). Общаясь с некоторыми верующими города, я почувствовал в них тревогу за будущее Православия в Галичине. В местной православной газете «Свiтло православья» (по-русски – «Свет православия»), идет целенаправленная агитация за Константинопольский Патриархат. Похоже, что запущен пилотный проект создания, вначале на Галичине, митрополии под юрисдикцией Константинополя, которая объединит здесь всех: и филаретовцев, и автокефалистов, и православных, а потом эта модель будет насаждаться на территории остальной Украины с перспективой получения автокефалии от Вселенского Патриархата. В городе верующие УПЦ МП имеют на сегоднешний день один типовой храм (кафедральный собор во имя св. вмч. Георгия Победоносца на улице Короленко), небольшую деревянную часовню в городском районе Сихова (настоятель о. Владимир Кузьо), Троицкий храм (в помещении бывшего завода на частной территории, настоятель о. Владимир Шарабура), Преображенский женский монастырь в составе нескольких бывших греко-католических монахинь (располагается пока на квартире).  Настоятельница монастыря игуменья Варвара (Щурат – Глуха) является дочерью знаменитого в Украине акдемика. Прекрасно образована. Вступив в униатский монастырь она быстро разочаровалась в католичестве и обрела себе духовника в Почаевской Лавре. Через некоторое время схиигумен Димитрий благословил ей и еще нескольким греко – католическим монахиням, которых она привела к нему, возвращаться в Православие. Владыка Августин с радостью принял сестер, а вскоре Священный Синод постановил открыть во Львове православный монастырь.
    Униатская Богословская академия, в которой я побывал, лет 20 тому назад значительно расстроилась. Теперь она уже называется «Украинский католический университет».
   

Троицкий храм стал обустраиваться с 2005 года по благословению и молитвами схиархимандрита Димитрия из Почаевской Лавры и архимандрита Иоанна Крестьянкина. Помещение для храма было арендовано. Настоятель храма  – бывший ключарь кафедрального собора (в этой должности он был дважды ).  Отец о. Владимира - галичанин, а мать из Брянска – именно она воспитывала будущего священника. 10 лет по ложному обвинению  батюшка провел в тюрьме. Пройдя горнило больших испытаний, у него выработалось безстрашие. На мой вопрос: «Какое сейчас отношение в городе к православному духовенству?», был дан такой ответ: «Раньше нам плевали в лицо, а теперь в спину». Планируется на этом месте построить величественный собор высотой в 42 метра. Храм расположен в бывшем заводском здании, он довольно просторный. Очень чисто, установлен хороший иконостас. Не смотря на то, что служба совершалась в понедельник и не было праздника, на литургии молилось более 30 человек, стройно пел хор.
     Надо отметить, что во Львове проживает довольно много русских – 126 тысяч, плюс около 106 тысяч белорусов (евреев  13 тысяч, армян одна тысяча; в сентябре они отмечали 650-летие своего собора – он не стал армяно-католическим, а остался в лоне Армянской Апостольской церкви).  Почти 19 лет эту сложную кафедру возглавлял архиепископ Августин  (Маркевич). Говорят, что владыка дружен в В.В. Путиным – как и наш президент, он летает на самолете, даже прыгал с парашюта (правда неудачно). Однажды на каком-то приеме  он публично попросил Путина воздействовать на президента Украины Л. Кучму, чтобы тот поспособствовал выделению во Львове земельного участка для строительства православного собора.   Он оставил о себе память, как человек простой, доступный,  способный признать свою вину, свою ошибку (так, он сначала служил панихиды по Шевченко (у которого были стихотворения с богохульным содержанием, - о его покаянии ничего неизвестно). О нынешнем львовском епископе – бывшем казначее Киево-Печерской Лавры, говорили, что он ближайший сподвижник архиепископа Александра (Драбинко), самый близкий к нему человек. Он часто ездит в Рим. Привез как-то оттуда католическую монстрацию - дарохранительницу. Ее нахождение на престоле кафедрального собора вызвало смущение духовенства. Однажды некто из православных правозащитников обратился к папскому нунцию  на Украине Юрковичу (сейчас он нунций в России) с просьбой донести до папы информацию о страданиях православных, тот ответил: «Ваш новый львовский владыка видится с папой чаще, чем я». В действиях владыки также смущает то, что по приезде во Львов он заявил, что будет стремиться быть пастырем всех православных Львова; то, что по его благословению благочинный Львова Евгений Щирба принимал участие в совместных молениях с униатами и раскольниками (первый раз в совместном чтении акафиста Богородицы он это делал, не одевая епитрахиль). Во Львове стали проходить ежемесячные встречи молодежи, которые сопровождаются совместной молитвой. Смущение вызвало также возведение им в сан архимандрита этого игумена, о моральном облике которого имеют место неблагоприятные разговоры. Смутило народ также то, что он распорядился сжечь «Почаевские листки», перешить крест на завесе алтаря в католическом стиле, срубить вокруг храма вековые деревья, установить аж шесть ящиков для пожертвований в небольшом пространстве храма, планы установить на территории храма киоски для продажи кофе и т.д. Новый епископ снова стал служить панихиды по Шевченко (на будущий год исполнится 200 лет со дня его рождения). На  ночной пасхальной службе при нем Евангелие начали читать на латинском языке. В обиход стали входить фелони греческого покроя (без стоячего воротника - такие носят униаты и раскольники).  УПЦ, по его мнению, не только доросла, а уже и переросла автокефалию, а Галичина, откуда начался разгром, в нынешнее время могла бы стать регионом, где начнется и пойдет дальше процесс примирения всех украинцев. Владыка находится в постоянном контакте с автокефалистским «митрополитом» Макарием и филаретовским «митрополитом» Димитрием. Истинную цену экуменического рвения иноверцев православные жители Львова отчетливо ощутили на Богоявление 2012 года. По решению Городского совета ежегодно на центральной площади города на Крещение совершается великое освящение воды. Каждый год по очереди оно совершается епископами разных конфессий в присутствии иерархов всех вероисповеданий, представленных во Львове. В 2012 году пришла очередь совершать крещенское водоосвящение Львовскому епископу УПЦ МП. Когда он освящал воду на Богоявление в центре Львова, представители других конфессий демонстративно не пришли на Богослужение. Владыка не поддержал идею отметить очередную годовщину Львовского Собора, посчитав, что это уже история, о которой надо забыть, причем явно неудачная история. Все это я слышал от знакомых православных львовян, которые сопровождали свой рассказ видеоматериалами и цитатами из газет. Как известно, инициатором проведения Львовского Собора был протопресвитер Гавриил Костельник – настоятель Преображенской церкви Львова и проповедник в соборе Св. Юра. За свое выступление на собрании греко-католического духовенства с призывом вернуться в Православие митрополит Андрей Шептицкий освободил его от должности редактора церковной газеты и от ректорства в Духовной академии (Шептицкий был его благодетелем, он оплачивал его обучение заграницей). Есть версия, что именно митрополит Андрей Шептицкий благословил Костельника и его единомышленников на подготовку Собора для воссоединения с РПЦ чтобы спасти униатское духовенство от преследований советских властей. Во всяком случае фактом является то, что Львовский Собор 1946 года начался с панихиды по Андрею Шептицкому. Говорят, что его отравили католические фанатики чтобы сорвать Собор. Небольшая справка: осенью 1908 года митрополит Андрей нелегально, по фальшивым документам въехал в Российскую империю и посетил подпольные униатские общины в Петербурге и Москве. В1910 году ездил в США, где занимался организацией эмигрантов из Галиции. Посетил 21-й Евхаристический конгресс, проходивший в Монреале.
Во время Первой мировой войны, когда после Галицийской битвы Львов был занят русскими войсками, Шептицкий остался во Львове, со своими прихожанами. В 1914 году был арестован русскими военными властями за антироссийские проповеди и выслан вглубь Российской империи. Находился в ссылке в КиевеНовгородеКурске, а затем в почетном заключении в Спасо-Евфимиевском монастыре в Суздале.
Вскоре после Февральской революции освобождён Временным правительством по предложению министра юстиции Керенского. В мае 1917 года созвал Собор Российской греко-католической церкви (РГКЦ), назначив своим экзархом в России иеромонаха-студита Леонида Фёдорова.
Деятельность Шептицкого в годы Второй мировой войны неоднозначна. Возможно, на его позицию в отношении оккупационных властей повлияла политика Советской власти на территории Западной Украины в 193941 годах. Были на то и личные причины:  сотрудниками НКВД были расстреляны брат А. Шептицкого Лев, его супруга и все члены его семьи. В июне 1940 А. Шептицкий обратился с письмом к И. В. Сталину, протестуя против пропаганды безбожия в школах.
В первый период начавшейся советско-германской войны митрополит встал на путь сотрудничества с оккупационными властями. В 1941 году, на следующий же день после занятия Львова германскими войсками, он обратился к пастве с приветственным посланием по этому поводу. В июле того же года А. Шептицкий встретился с руководителем ОУН (Организация украинских националистов) С. Бандерой и как глава церкви дал согласие на борьбу бандеровцев с большевиками. После взятия Киева (1941 г.) направил Гитлеру поздравительное письмо, в котором приветствовал фюрера как «непобедимого полководца несравненной и славной немецкой армии». Митрополит Андрей помогал гитлеровцам вывозить украинскую молодёжь на принудительные работы в Германию, опубликовав обращение по этому поводу. Он сам участвовал в спасении более сотни еврейских детей и нескольких семей еврейских раввинов, распорядившись укрывать их в своей резиденции, монастырях и церквях епархии, в том числе раввина Львова Давид Кахане, которого прятали в соборе Святого Юра. А. Шептицкий был единственным представителем церкви в Европе, кто обратился с письмом к папе Римскому и лично к Гиммлеру, протестуя против геноцида евреев.
В 1943 году руководимое Шептицким униатское духовенство помогало оккупантам в создании дивизии СС «Галичина», в составе которой воевали, главным образом, униаты из Западной Украины, в том числе семинаристы. Подразделение было укомплектовано греко-католическими капелланами, причём униатское духовенство агитировало галичан за вступление в дивизию. Ещё в начале 1944 г. Шептицкий предписал своим клирикам передавать немецким властям церковные колокола с целью их последующей переплавки для нужд фронта. 7 сентября 1944 г. Шептицкий выступил на праздничной (впервые после освобождения Львова) сессии Собора с речью, в которой высказался о коммунизме, как доктрине с широкими мировыми тенденциями, осудил бандеровщину и призвал духовенство к деятельному сотрудничеству с советской властью. Шептицкий успел подготовить и воззвание к ОУН-УПА с призывом сложить оружие и выйти из леса. В Москву была выслана делегация, которая посетила Московскую ПатриархиюВерховный Совет СССР и НКВД. Митрополит поддерживал деятельность украинских культурно-просветительских обществ «Просвита», «Родная школа», «Сельский хозяин». Является основателем Национального музея во Львове, здание для которого приобрёл в 1905 году на собственные средства. Благодаря попечению Шептицкого в музее собрана одна из крупнейших в Европе коллекций иконописи. Им основана Львовская Богословская Академия.
Художественным вымыслом является то, что Костельника убрали органы, как показано в фильме, посвященном ему. Сын о. Гавриила Костельника был убит чекистами в 1939 году – таким образом, у него был свой счет с советской властью и подозревать его в связях со спецорганами  безосновательно. Вдова о. Гавриила умерла в 1982 году. Его родственники есть в Англии, в Хорватии, а в Галичине их нет. Когда о. Гавриила смертельно ранили на ступенях Преображенской церкви, каким-то образом рядом оказался римо-католический священник, который прочитал отходную молитву. Сохранилась окровавленная рубашка о. Гавриила. На его могиле на Лычаковском кладбище Львова я совершил заупокойную литию по старому обряду. Помолился также о погибших воинах Первой мировой войны и об исповедниках Православия – жертвах репрессий, со стороны австро-венгерских чиновников.
Львовский Собор 1946 года принял решение о самоликвидации Украинской греко-католической церкви (УГКЦ). Однако, несмотря на наличие внутри униатства сил, давно и искренне стремившихся к подобному исходу, Собор, к сожалению, был проведен не без нажима советской власти. Тем не менее, подавляющее большинство греко-католического духовенства сознательно сделало выбор в пользу присоединения к Русской Православной Церкви. Епископы не возглавили Львовский объединительный Собор только по той причине, что все они находились под арестом за сотрудничество с профашистским оккупационным режимом. К РПЦ присоединились 78 из 98 благочинных и более 70 % рядового духовенства. Львовский Собор совершенно не случайно начался с совершения соборной панихиды по митрополиту Андрею Шептицкому. В первой декаде сентября 1944 г. Шептицкий написал письмо Сталину, в котором благодарил его за воссоединение украинского народа в границах великого советского государства. 22 декабря этого же года им было написано второе письмо, а также направлена делегация, которую возглавил его родной брат, генеральный настоятель ордена студитов Климент Шептицкий. Во время беседы с руководителем Совета по делам религий Карповым, а также представителями спецорганов членам делегации были предъявлены неопровержимые доказательства сотрудничества руководства Греко-католической церкви с фашистами. В ответ Карпову было заявлено пожелание греко-католиков Украины воссоединиться с Русской Православной Церковью и о создании инициативной группы для координации действий духовенства. Сталин не стал возражать. В отличие от Гавриила Костельника, который участвовал в этой инициативной группе искренне, по идейным мотивам, Андрей и Климент Шептицкие и такие униатские священники, как Ковальский и Притма занимались этим по мотивам политическим. Малоизвестным является тот факт, что Андрей Шептицкий еще в 1939 году подготовил проект разрыва украинских униатов с Ватиканом и создания т.н. «Украинской народной церкви». Для этого он использовал антикатолически настроенных представителей галицийского духовенства во главе с Гавриилом Костельником. Поэтому, когда появилась острая нужда спрятаться в лоне РПЦ от ответственности за сотрудничество с фашистами, эта работа шла уже по накатанной колее. Фанатично настроенные католики приняли решение о физическом устранении сначала Шептицкого, а затем Ярослава Галана, Гавриила Костельника, а впоследствии архиепископа Ивано-Франковского Антония (Пельвецкого) и епископа Дрогобычского и Самборского Михаила (Мельника). Однако естественный процесс возвращения Галицкой Руси к вере отцов не удалось сорвать.
Не слишком многочисленные стойкие пpивеpженцы гpеко-католичества на Западной Укpаине более тpидцати лет осуществляли свою деятельность в подполье. Впpочем, об этом было известно властям, предпочитавшим смотреть "сквозь пальцы" на нелегальное существование униатских общин, монастырей и даже семинарий. Большинство иеpаpхов УГКЦ было в послевоенные годы pепpессиpовано. Однако, отбыв сpок заключения (к смеpтной казни никто из них пpиговоpен не был, в отличие от аpхиеpеев Русской Пpавославной Цеpкви), почти весь гpеко-католический епископат оказался в эмигpации. Пpоцесс воссоздания УГКЦ завеpшается захватом в августе 1990 года львовского Свято-Юpского собоpа и водвоpением в нем в маpте 1991 года возвpатившегося из Рима главы УГКЦ - каpдинала Миpослава-Ивана Любачивского. В коpоткие сpоки униатство в Галиции не только восстановило свои довоенные позиции, но и заметно усилило их. УГКЦ насчитывает сегодня 41 мужской и 131 женский монастыpь пpотив 33 и 115 ( соответственно) довоенных. Действуют 4 семинаpии (pанее их было 3) и одна академия. Однако, стpемительный pост УГКЦ пpивел к заметному дефициту кадpов: если до Второй миpовой войны насчитывалось 2887 униатских священников, то сегодня их лишь 1636. Пpавда, пpактически не отличается от довоенного уpовня количество монашествующих: 533 (pанее - 594) в мужских и 802 (pанее 855) в женских монастыpях. Заметно меньше сегодня в УГКЦ и действующих хpамов - 2384 (до войны 3343). Сегодня количество униатов в Галиции и Закаpпатье достигает 3 – 3,5 млн. гpеко-католиков.
Выходцы из диаспоры сегодня занимают практически все епископские кафедры и места в митрополичьей курии. Это элита среди униатского клира. Их возвращение на Украину не случайно. Ватикану удобнее иметь на всех ключевых постах в УГКЦ людей, воспитанных и обученных в Риме, как правило, склонных к латинизации и симпатизирующих римо-католичеству. Вероятно, в Риме по-прежнему верны долговременной стратегии постепенного вытеснения восточного обряда из униатской церкви и слияния его, в конечном счете, с западным. Католическое богословие вполне осознает наличие прямой связи между вероучением и обрядностью. И как бы не декларировалась допустимость самого широкого спектра обрядности в католичестве, его внутренняя логика такова, что доминирование латинского обряда неизбежно.
Надо сказать, что православные епископы на Львовской кафедре, кроме митрополита Николая (Юрика), долго не задерживались, подозрительно быстро умирали. Их  епископство проходило  в неимоверно трудных условиях. Когда, например, владыка Фотий (Тапиро) хотел убрать из своей резиденции униатскую утварь, принесенную сюда из собора  после официальной ликвидации унии, то канцлер – секретарь епархии и львовские деканы-благочинные не дали ему это сделать. Об упомянутом митрополите Николае рассказывали, что он был тайным униатом и подготовил возрождение унии. Когда он умер, то ночью его сначала отпели униаты, а уже днем православные. Около 300 православных священников на Ивано-Франковщине перерукополагали униатские епископы (кроме Юлиана Воровского, который был тайным униатом уже до начала событий). Когда униатских епископов спрашивали, почему они так поступают, то те отвечали: «Их рукополагали епископы, связанные со спецорганами». Рассказывали о разных кощунствах, которые совершали  униаты: выбрасывали Дары в лужи и т.п. Винницкий митрополит Макарий (Свистун), находясь на лечении в Германии в католическом госпитале, говорил: «Безумцы те из нас, кто думает, что католики нас примут на равных».
Много разговоров было о событиях на Западной Украине  за последнюю четверть века.  В 1990 году маститый львовский священник протоиерей Виталий Политыло поднял вопрос  о переходе на украинский язык в богослужении. Митрополит Филарет (Денисенко) тогда это не благословил. Некоторые архиерей рекомендовали своим священникам, дабы миновать унии, временно уйти к автокефалистам с тем, чтобы после изменения ситуации вернуться в Каноническую Церковь, однако, мало кто вернулся… Один польский епископ сказал: «Если бы вы знали, какие деньги Запад, США вкладывает на отрыв Украины от Русской Православной Церкви у вас бы опустились руки». Вспоминали легендарных братьев Швецов (к сожалению, в настоящее время  они относятся  к т.н. Киевскому Патриархату).  Когда в конце 80-х годов на Галичине начался разгром Православия, братья приезжали в Москву для беседы с  тогдашним управляющим делами Московской Патриархии митрополитом Ростовским и Новочеркасским Владимиром (ныне митрополит Киевский и всея Украины). Со ссылкой на то, что у Православия на Галичине нет будущего, братьям было предложено служить на любом приходе Ростовской епархии. На это предложение они ответили отказом, говоря о том, что не могут оставить свою паству, находящуюся в бедственном положении. Интересно, что когда  один из православных активистов  обратился к высокопоставленному католическому прелату с жалобой на агрессивность униатов, тот сказал: «Мы ничего не можем с ними поделать, они нас не слушают, есть опасность, что они могут стать новыми гуситами. Мы не понимаем политику Павла II . Вам надо пережить этот понтификат».  Были прямые упреки в адрес тогдашнего церковного руководства, что оно ничего не сделало для защиты православных на западе Украины. Многие священники, не получив поддержки, уклонились в раскол. Немало было таких, кто перешел в унию за большие деньги. Про одного священника, служившего в селе подо Львовом, рассказывают, что, выйдя после окончания Литургии на амвон, он заявил: «20 лет я вел вас неправильной дорогой. Кто не греко-католики - выйдите из храма!» Вышла почти вся церковь, но впоследствии постепенно многие возвратились. Этот отступник получил в награду машину.  В Самборе до конца 80-х годов был только один православный храм. Целый год униаты держали его в осаде. Это был единственный районный центр во Львовской области, где не было униатской церкви. Перед решительным штурмом были взорваны церковные двери, пустили внутрь слезоточивый газ, потом стали избивать всех подряд. О. Александра Швеца били лицом об престол, выбили зубы, набили синяки под глазами. Беременную матушку о. Александра схватили на улице и избили. После этого у нее случился выкидыш. Одна из женщин - защитниц храма умерла от побоев через неделю. После штурма о. Александр Швец и вместе с ним еще два десятка мужчин  защищавших храм, были заключены в КПЗ города Броды. Здесь батюшка весом своего тела выломал оконную раму, и убежал. Опасаясь погони, выбросил свою белую куртку, чтобы не привлекать внимания и встал в очередь за пивом. Его помятая в КПЗ внешность органично вписалась в очередь, и преследователи пробежали мимо. Приехав в Самбор, он повел народ на железнодорожные пути. Был остановлен поезд Москва – София. Выяснив в чем дело, православные болгары сели на рельсы вместе с жителями Самбора. Властям пришлось отпустить всех арестованных, но храм они не вернули.  Православным заблокировали возможность давать телеграммы  - сотрудникам на почте было запрещено их принимать. Нужно сказать, что в Самборе проживает значительное количество русских, т.к. здесь располагались воинские части. Много поляков. Как рассказывали, они презрительно относятся к украинцам и считают Самбор своим. На сегодня в Самборе 13 автокефальных и филаретовских храмов и только один храм УПЦ МП. Братья возглавили защиту от униатов собора Св. Юра. Собор был сдан в то время, когда они находились на Афоне (по-видимому, их специально туда направили, чтобы решить эту задачу). Большой вред привнес Православной Церкви на Галичине епископ Андрей Горак. Будучи настоятелем Преображенской церкви Львова (той, где служил о. Гавриил Костельник), он накануне вторжения униатов забрал из храма свои дорогие облачения. Он сдал не только собор Св. Юра, но и митрополичьи палаты с домовой церковью в честь свв. Кирилла и Мефодия (униаты тогда на это не рассчитывали и даже делали отдельный вход на церковную территорию). Не случайно Господь не допустил Андрею (Гораку), лишенному сана за уклонение в раскол, вернуться с покаянием в лоно Канонической Церкви.   Есть мнения, что если бы не предательство Горака, можно было бы сохранить в Православии половину Галичины. По-видимому, он, как и бывший наместник Почаевской Лавры Иаков (Панчук) и рукоположенный во епископа у раскольников Роман Пецина, были отравлены, чтобы не допустить их перехода в Православную Церковь. Рассказывали, что еще при жизни Горака намечался переход от Филарета девяти его «архиеерев». Этого, однако, к сожалению, не произошло. После изгнания из храма, братья молились в своем доме. На службы, совершаемые ими, приходило очень много людей, в том числе и часть участников штурма, смутившихся тем, что в Божием храме была пролита кровь. Пешком во главе крестного хода они прошли до Киева (620 км) с плакатами: «В Галичине убивают православных». Были на приеме у папского нунция архиепископа Антонио Франко (в настоящее время – нунций в Израиле). Интересная деталь: когда во время беседы щелкнул диктофон, незаметно включенный Швецами еще за дверью кабинета нунция, то нунций, секретарь нунциатуры Милан (Шашик) (сейчас он греко-католический епископ Ужгорода) и монахиня Тереза нырнули под стол, думая, что сейчас будет взрыв. Прекрасно зная о зверствах, творимых униатами в Галичине, они постоянно жили в опасении возмездия со стороны православных.
Сейчас в Самборе построен величественный двухэтажный собор в честь Успения Божией Матери и свт. Павла Тобольского. К сожалению, он находится в юрисдикции «Киевского патриархата». Верующие Московского патриархата молятся в небольшом, но очень аккуратном кладбищенском храме.
Перед литией на могиле о. Гавриила Костельника долго беседовал с двумя молодыми униатскими священниками, стоящими в оппозиции к официальной УГКЦ (подчиняются т.н. Подгорицкому Синоду).  Они не признают последних трех пап как отпавших от Христа за свой крайний либерализм в нравственной сфере и крайности экуменизма (совместные моления Единому Богу с иноверцами в Тезе и т.д.). В их понятии «Кафедра св. Петра» вакантна. Мне было необычно общаться с католиками, не признающими папу. А как же его непогрешимость (точнее безошибочность), когда он экс-катедра провозглашает какие-либо истины веры и другие нормы? Как будто ничего подобного не было в последние годы. Мои собеседники парировали: «Если папы в каком-либо интервью, показанному по многим каналам телевидения и опубликованному в СМИ, говорят о своем толерантном отношении, например, к гомосексуализму – по сути это уже есть всенародное провозглашение заблуждения».    Подгорицкий Синод – харизматическое движение в греко-католичестве, которое отстаивает консервативные позиции в сфере нравственности. Они даже предали анафеме папу Феликса за толерантное отношение к содомитам. Во Львове они устраивают огромные крестные ходы в защиту нравственности и против глобализации. Здесь у них есть храм, но его опечатала мэрия. Ватикан считает их раскольниками. Имеют богатых спонсоров. Требуют поочередного служения в храмах Львова с официальными униатами. В мае 2013 года внезапно умер в расцвете сил коломыйский епископ УГКЦ Мыкола Симкайло преследовавший в своей епархии священников из юрисдикции Подгорецкого Синода предавших его анафеме. Сторонники «подгорецких отцов» восприняли это как Божью кару.
    Кроме «Подгорецкого Синода», существует еще несколько униатских расколов. Самым старым из них является секта покутников. Покута – по украински искупление. Их так назвали за строгий аскетизм принятый в их общинах. Основателями этого раскола были униатские священники Игнатий Солтис и Антоний Поточняк. Они не признали решений Второго Ватиканского собора и считают Папу Иоанна 23 антихристом. Пребывая в ожидании конца света они отказываются от службы в армии, пользуются на Украине правом на альтернативную военную службу.
Кроме покутников и подгорицких большое распространение получили украинские лефевристы – греко-католики. Как и покутники, они не признают решений Второго Ватиканского Собора и служат на церковнославянском языке. Осенью 2000 года в пригороде Львова они открыли свою семинарию, в их юрисдикции также несколько монастырей. Лидером этого раскола является греко-католический священник Василий Ковпак. Это высокий моложавый священник, обладающий хорошим образованием и мощной харизмой. Кандидиты в священники ездят для хиротонии в Польшу. Лефевристы восточного обряда есть также в России и Белоруссии.    
     Много приходилось слышать разных пословиц и поговорок на украинском языке. Вот некоторые из них: «Хороших людей больше, но встречаются они реже», «У того кто ничего не делает, всегда много помощников»; «Что делаешь?» - «Бездельничаю». – «Хороший бизнес, но много конкурентов»; «Тот, кто хочет, делает больше, чем тот, кто может», «Я уже больше забыл, чем ты знаешь», «Целый день косил сено, а за вечер коза съела», «Правду каждый хвалит, но не каждый ее любит», «Пришел проведать, да остался обедать», «Если какое-либо дело сделать невозможно, значит ты не тот, кто это дело сделает», «Кто не хочет, когда может, не сможет, когда захочет». «Все счастливые семьи похожи одна на другую, каждая несчастная – несчастна по-своему», «Кто женится на красоте, тот будет жить в беде», «Постится, а сала все меньше», «Какое счастье, что Вы приехали – при вас и я наугощался», «Хорошо приготовили да плохо подали»…
Трясясь по сельским дорогам (своей разбитостью они резко контрастируют  с благоустроенными домами), у меня невольно вырвалось: «Ваши дороги незабываемые!» Реакция моих спутников: «Ну хоть что-то не забудете». И тут же анекдот (или правда жизни?) на эту тему: «Почему вы, при ваших возможностях, не сделаете дороги?» Ответ: «А зачем? В каждом дворе по три самогонных аппарата. Пока милиция подъедет, мы все успеем спрятать».
Спрашиваю у своих спутников: «Показывали по ТV, что на дверях какого-то кафе во Львове висит табличка: «Москалям вход запрещен». Их реакция: «Ну что Вы, у нас всем рады, только деньги давай». Спрашивают меня: «А Вы заметили, как тонко из Вас вытягивали информацию?» Я удивленно: «Когда же? Ведь мне не был задан ни один вопрос!» Они: «Ваш опыт общения с местными недостаточен. Высший пилотаж заключается в том, чтобы ничего не спросить, но все узнать».
Покидая Львов, в самолете я ознакомился с красочным альбомом, повествующим о 40 монастырях Карпатской Руси.  Как всегда отметил птичкой самые интересные места и подумал: «Как хорошо было бы нашему Священноначалию отреагировать на содержание этого альбома письмом, направленным в каждый монастырь, где о каждой из обителей будет сказано что-то теплое».  И еще: как много поводов для того, чтобы Москве громче заявить о себе в этом регионе: помимо давно назревших сюда визитов это могли бы быть патриаршие поздравления с юбилеями храмов и монастырей, и не только епископа, но и простых священников. Как было бы хорошо, если бы Москва приняла участие в росписи собора, в котором настоятельствует о. Димитрий, сооружало бы здесь баптистерии для погружательного крещения и пр. В заключение общее впечатление: безусловно, здесь доминирует западно-украинский фактор. Он наступает, порой бывает агрессивным, но фактор Западной Руси терпеливо держится, ждет нашей помощи. И грех будет нам, если мы не протянем в ответ свою руку.

 

Игумен Кирилл (Сахаров). Сентябрь 2013 г.

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную