Поездки
  • Къырым или Таврида? Крымский дневник
  • Старый обряд у святынь Петербурга. 2012 г.
  • Киев 2012. Впечатления паломника
  • Восхождение на Синайскую гору
  • С коптами лицом к лицу (о поездке в Египет)
  • На Святой Горе Афон
  • Поездка в Луганскую и Воронежскую области. Сентябрь 2011 г.
  • Петербургские встречи и впечатления
  • В гостях у архимандрита Петра (Кучера)
  • Джорджия или Иверия? (записки паломника по Грузии)
  • Поездки по стране и за рубеж
  • О попытке посещения Южной Осетии и о пребывании в Северной Осетии
  • Поездка в Луганскую и Воронежскую области

    Удивительно: вроде, подвел черту, «завязал» с поездками на свою малую родину в Донбасс (после смерти родителей), а вот повод, чтобы еще раз приехать, каждый раз находился. Вот и на сей раз: разве не повод поехать - приглашение самого Патриарха?

    Это случилось в Великую субботу, когда Патриарх впервые посетил наш храм. Я ему тогда пожелал помощи Божией в предстоящей поездке в Луганск. У меня невольно вырвалось: «Как необычно - Вы будете проезжать через те места, где прошли мои детство и юность; по трассе мимо дома, где я родился». И вдруг Патриарх говорит: «А мы можем заехать в твой дом на чашку чая и, вообще, присоединяйся к нашей поездке».

    Поездка была под угрозой срыва по двум причинам: уже на носу дата патриаршего визита, а сотрудники Административного отдела Патриархии, готовящие визит, неизменно отвечали: «Звоните позже». Я даже подумал грешным делом: может быть им дана установка притормозить меня? Вторая причина - обычное дело, бесовские искушения, отчасти человеческий фактор. Имеется подробная инструкция ответственного за поездки, в которой все расписано (можно сколько угодно иронизировать по поводу инструкций, но без них не обойтись - никакого времени не хватит, чтобы всем все объяснить, не упустить все нюансы).

    Ехать собрались вчетвером. Распределили обязанности. Но то, что часто случается накануне важных поездок, а именно, срывы, стрессы, случилось и сейчас. Произошло это из-за программы, а точнее из-за того, что я никак не мог добиться предоставления мне ее текста, в котором был бы расписан каждый час предстоящей недели. В одну точку сошлось многое: болезненные симптомы в области сердца, продолжавшиеся в течение нескольких дней, сильное переутомление от служб, собраний, разборок, медицинских процедур. И вот, рвануло: сорвался с цепи, плотину прорвало. В итоге спазмы в области сердца значительно усилились. Хотелось рвать и метать, метать и рвать. Раздражало все: медлительность помощников, безконечные накладки, недоразумения, типа: я подумал (а), что он (она) это сделает. А я, возражает другой, что напротив, это сделает он (она). И т.д. и т.п. Вспомнились слова прп. Дорофея: «Если какому-либо доброму делу не предшествовало или не последовало искушение, то оно Богу не угодно». Поездка была намечена на 12 сентября, а напряг случился накануне, 11-го вечером.

    12-го - день памяти покровителя нашего Первопрестольного града прп. князя Даниила. После службы у себя поехал на патриаршую литургию в Данилов монастырь. Патриарху сослужили архиепископы Арсений и Марк. Обратил внимание на следующие нюансы: при рукоположении, после молитв, читавшихся громко, размеренно, отчетливо и внушительно, рукополагаемому не у престола, как обычно, а ближе к амвону вручались различные части облачения. Пению «аксиос» («достоин») в алтаре и на клиросе, вторил неясный (пока?) гул голосов в народе. Ну что ж - это более наглядно и так соборнее. Обратило на себя внимание благоговение Патриарха во время совершения им Евхаристического канона. Необычно было видеть священнослужителей после приложения Даров не просто совершающих земной поклон, а некоторое время вместе с Патриархом находившихся в положении ниц. Попытка при подходе к Патриарху сказать несколько слов о Всехсвятском женском единоверческом монастыре, о его открытии в связи с приближением его 150-летнего юбилея (17 июля будущего года), успехом не увенчалась.

    Патриарх беседовал с несколькими священнослужителями, отвечающими за работу со СМИ, и я просто прошел в потоке. По окончании беседы Патриарха предпринял вторую попытку подойти к нему. Патриарх как раз, сидя в кресле, оторвался от листочков с, как я понял, тезисами предстоящей проповеди. Бдительные иподиаконы, однако, меня притормозили: «Патриарх сосредотачивается перед проповедью». Ну, думаю, ладно, на сей раз не получилось, смиренно отхожу в сторону. Больше не надо пытаться подходить - мне же самому не нравится, когда кто-то проявляет повышенную настойчивость - а почему это должно нравиться Патриарху при его-то нагрузке?! Интересными были выступления на трапезе. Минимум общих слов, какая-то простота, неподдельная сердечность. Особенно ярко, как всегда, говорил Патриарх.

    Запомнились такие моменты в его выступлении: вера не умаляется, количество верующих не уменьшается, как утверждается в некоторых СМИ, а совсем наоборот. Особенно это заметно при посещении глубинки (был приведен пример с посещением подмосковного Щелкова). Здесь, в глубинке, нужно не два-три священника с высшим образованием, которым под силу разобраться в новых требованиях к ведению документации (как представлялось владыке Арсению), а гораздо больше. В некоторых епархиях до 70 % духовенства имеют высшее светское образование, многие заочно учатся в духовных академиях. Священнослужителям, говорил Патриарх, необходимо быть постоянно в динамике, не останавливаться на достигнутом, вести работу по всем направлениям. Святейший лаконично реагировал на все выступления присутствующих. Закончилась трапеза, Патриарх, прощаясь с гостями, стал продвигаться к выходу. Проходя мимо меня, благословляя, спросил: «Ну как ты, старче (?!), живешь». Я: «Слава Богу. Готовлюсь к поездке в Луганск». В ответ он одобрительно кивнул. Этот момент вместе с молебном по старому обряду прп. князя Даниилу и исповедью у духовника, как-то меня умиротворил, подвигнул мобилизоваться на поездку.

    Первая остановка, как всегда, была в г. Ельце, в доме духовника Союза Православных братств о. Павла Поваляева. О. Павел, несомненно, харизматическая личность, уникальный проповедник, человек не от мира сего. Его отец, протоиерей Василий, 40 лет прослужил в Ельце. Многие с благодарностью его вспоминают. Погребен о. Василий в ограде Вознесенского собора города. О. Павел живет в очень скромных условиях. Он дал толчок к возрождению более десяти храмов. Из-за своей болезненности он долго не удерживается ни на каком приходе. Запомнились следующие моменты в общении с ним: о ритуальном убийстве его соседа; о том, что для пения в хоре у баптистов необходимо быть практикующим христианином, а для пения в хоре православного храма зачастую достаточно обладать только хорошим голосом; об угрозе нового настоятеля, сменившего о. Павла на последнем его приходе: «Если он тут появится на требах - я ему морду набью»...

    Ночевали на даче под Задонском, у члена нашей общины Надежды Шевченко. Запомнился ее рассказ о том, как местный священник, видя, что она крестится двуперстно, предложил ей посещать другой храм, «дабы не смущать прихожан». На украинской таможне возникли проблемы в связи с тем, что мы везли богослужебные сосуды и колокол, ведь мы предполагали служить литургию в одном сельском храме Воронежской области. «Не уверены, что на обратном пути у вас не будет проблем с вывозом этих вещей», - сказали нам таможенники. А нас уверяли, что в связи с визитом Патриарха будет благоприятный режим пересечения границы!

    В четвертом часу ночи прибыли в г. Алчевск Луганской области, где, после короткого отдыха, пошли в храм, чтобы вычитать полунощницу по старому чину. Порадовали плоды моих усилий по возрождению канонической иконописи на Донбасской земле - именно так были оформлены иконостасы в боковых приделах собора.

    В родном городке Артёмовске совершил молебен всем Русским святым в храме им посвящённом, открытом по моей инициативе в конце 80-х годов. Хотя объявлений о молебне не было, собралось несколько десятков человек. Храм был создан на базе жилого дома. За прошедшие годы он преобразился до неузнаваемости. Лет 15 я не имел возможности служить в нём из-за позиции прежнего настоятеля, точнее его матушки. Новый молодой настоятель о. Михаил родом из Львовской области. Поразительно, что этот «западэнец» оказался более лояльным к древнему благочестию, чем его предшественник - уроженец Донбасса... На куполе храма и на колокольне восьмиконечные кресты, также и по всему периметру ограды (раньше были кресты католического образца, а потом по моему настоятельному совету приварили ещё две перекладины). Во время молебна в храме стояла полная тишина, никаких негативных проявлений не было.

    После молебна на местном кладбище совершил заупокойную литию по старому обряду на могиле родителей. Каждый из присутствующих поделился воспоминаниями о почивших. Прочитал по странице из своих воспоминаний о каждом из родителей.

    Хотели ехать в посёлок Городище в старообрядческий храм на встречу с епископом Патермуфием. Тут случилось огорчение: когда мы звонили из Москвы в Городище, там отвечали, что владыка в этот день будет на месте, когда же позвонили в самый день планируемой встречи, нам ответили, что владыка будет только в конце недели. С грустью подумал: наверное, владыка осторожничает, страхуется, наслышавшись о шумной кампании в интернете обо мне и нашей общине. Стало как-то муторно. Подумал: если посещение Городища впервые не состоится, то на душе останется осадок, поездка будет смазана. Поехали в Луганск.

    В деревянном храме во имя святых мучеников Гурия, Самона и Авива произошла тёплая встреча с настоятелем, моим старым знакомцем протоиереем Фёдором Батарчуковым, с которым мы были референтами в конце 80-х у митрополита Сергия, тогдашнего управляющего делами Московского Патриархата. Храм построен в древнерусском стиле, внутри храма много икон в каноническом стиле, но есть и живописные. Впечатление некоторой эклектичности усиливает композиция вертепа на территории храма. Прочитал здесь правильные каноны, т.к. завтра предстояла литургия, которую должен возглавить Патриарх.

    У Владимирского кафедрального собора собралось множество духовенства и несколько тысяч мирян. Собор впечатлил своим величием. На его стенах несколько мозаичных изображений святых, но, к сожалению, в живописном стиле. Купола сияют, но не позолотой, а её эффективным заменителем. Покрытие не темнеет, как, к сожалению, это произошло с куполами Храма Христа Спасителя. Более двух часов ждали приезда Святейшего. Духовенство в два ряда выстроилось вдоль длинной ковровой дорожки, украшенной цветами. Дорожка протянулась от собора через весь церковный двор к воротам. Мне с моими больными ногами было трудновато стоять. Напротив меня стояли насельницы Скорбященского монастыря города Старобельска во главе со знакомыми мне настоятельницей и благочинной. Тут же в инвалидной коляске находился их духовник схиархимандрит Кирилл. Несколько батюшек подходили ко мне и тепло приветствовали. Было приятно, когда они вспоминали мои приезды с прихожанами в их храмы, подарки, которые мы им дарили (купели, иконы и т.д.).

    Приезд Патриарха задерживался. Говорили, что причиной тому какая-то акция националистов в аэропорту. Это не подтвердилось, хотя действительно пара десятков протестующих пытались как-то помешать патриаршему визиту, но их быстро изолировали. Интересно, что по телевидению их ничтожной акции уделили несоразмерное внимание. Кстати, на официальном сайте УПЦ МП «Православие в Украине» о патриаршем визите в Луганск не было почти никакой информации. Блаженнейшего Владимира, митрополита Киевского и всея Украины в Луганске не было. По этому поводу были разные разговоры, что якобы причиной его отсутствия была «дипломатическая» болезнь, но нет, всё-таки болезнь владыки Владимира была серьёзной причиной, не позволившей ему приехать. Затянувшийся приезд Патриарха был скрашен показом фильма, посвящённого его жизни и деятельности на большом экране в церковном дворе. Интересно, что как только началась демонстрация фильма и раздался голос Патриарха, послышался сильный гул самолёта. Все стоявшие в церковном дворе машинально подняли головы. Было впечатление какой-то взаимосвязи между появившимся на экране Патриархом и самолётом, в котором он возможно находился. Я подумал: более подходящего момента для подчёркивания значимости и авторитетности патриаршего служения и для акцентировки на теме единства Церкви было трудно придумать. Ведь ещё в начале 90-х я слышал жалобы местных священников на информационный вакуум, на то, что почти никаких сведений о жизни Московского Патриархата к ним не поступает.

    Фильм на меня произвёл впечатление. Многое из того, что было показано в нем, было мне уже известно. Запомнилось из фильма, что отец будущего Патриарха накануне свадьбы был арестован из-за того, что он пел в церковном хоре. Дедушка Патриарха, священник, был на Соловках. Будучи ещё совсем молодым человеком, Патриарх сопровождал митрополита Никодима (Ротова) в его поездке на Соловки. Здесь митрополит совершал литургию на дощечке, которую юный Владимир, держал перед ним. В фильме прозвучало, что владыка Никодим настаивал, чтобы Ватикан не открывал свои епархии на территории России. Папа Иоанн Павел I обещал это. Вот как митрополит Никодим защищал Православие, утверждалось в фильме. Я тогда подумал: а может быть, с его точки зрения, не нужно было устраивать такие параллельные структуры, если, согласно экуменической доктрине, католики и православные - Церкви-сёстры?

    Затрезвонили колокола собора, на дорожке появились иподиаконы с патриаршим крестом и сам Патриарх. Энергично продвигаясь по дорожке, он благословлял направо и налево, внимательно всматриваясь в лица священнослужителей. В соборе пропели кондак св. равноапостольному князю Владимиру. Митрополит Луганский Иоанникий прочитал своё приветствие. Сказал своё слово Патриарх, акцентируя на теме единства Церкви.

    Рано утром мы начали готовиться к причастию - читать молитвы ко св. причащению (по старому чину правило значительно дольше).

    На Театральной площади Луганска собралось около 15 тысяч человек. Подойдя к облачившемуся духовенству, я растерялся: где старшие, где младшие? Все с крестами с украшением, а я со скромным наперсным крестом. Наконец, разобрался, достал свой толстенный, старопечатный служебник и стал ждать приезда Святейшего. Удивило, что не была оборудована временная звонница - она бы несомненно придала бы большую торжественность службе. Крест на блюде навстречу Патриарху вынес мой старый знакомец прот. Александр Устименко, настоятель Никольского собора г. Алчевска. На часах не подготовили тропари и кондаки - дьякон-чтец читал их произвольно. Торжественно встретили Патриарха, облачили и литургия началась. Служение литургии украшал приятный голос протодиакона Владимира Назаркина. Пело два хора, стоявших рядом. Большим хором руководила дочь о. Александра. На малом входе секретаря Луганского епархиального управления прот. Василия Сомика, в связи с 50-летием служения в священном сане, Патриарх наградил высшей церковной наградой - патриаршим крестом. Большинство священников служебники не открывали, хотя во всеуслышание Патриарх читал тайные молитвы только во время Евхаристического канона. С Патриархом приехал только управляющий делами МП митрополит Варсонофий. Сослужили Патриарху около 10 архиереев. Был, в частности, митрополит Днепропетровский Ириней. Наиболее представительной была группа епископов из Донецкой области. После Евангелия, повествующего об исцелении Христом гадаринского бесноватого, Патриарх произнёс блестящую проповедь, в которой удачно перебросил мостик к современности.

    В апостольском чтении дважды прозвучало слово «анафема». Патриарх это слово органично увязал с теми, кто работает на разрыв церковного единства. Для того чтобы ускорить причащение священнослужителей, были установлены два переносных престола. Из недостатков можно отметить то, что из-за трудностей, связанных с большим числом молящихся не все смогли причаститься. Не была организована запивка и не давали крест по окончании литургии. После службы Луганский митрополит вновь благодарил Патриарха за его приезд.

    Оставшееся время этого дня, 15 сентября, я провёл на квартире, где в течение многих часов общался с православной общественностью. Делились впечатлениями о визите Патриарха, поднимали множество тем. Вот некоторые из них: война в Ливии, глобализация и экуменизм, возрождение монархии и др. Запомнились слова одного из священников, присутствовавших на этой встрече: «Некоторые старцы говорят, что по грехам нашим до пришествия антихриста царь может быть и не дарован, но по милости Божией для поддержания верных, он может появиться уже при антихристе». Я предложил пригласить на нашу встречу главу Ассоциации православных экспертов К.Фролова, также приехавшего в Луганск. Фролов рассказал о том, что архиепископ Александр (Драбинко) пытался зарубить состав комиссии по правке устава УПЦ МП. В результате этот вопрос был отложен. Владыка Александр настойчиво предлагал заключить соглашение с униатами, но это не прошло, т.к. многие выступили против. Интересно, что в связи со спорами о цене на газ, украинская сторона в качестве шантажа использует церковный вопрос.

    Вспоминали уроженца Луганщины, безвременно скончавшегося епископа Тихона (Жилякова). Незадолго до смерти он был приглашён уже упомянутым схиархимандритом Кириллом, чтобы попрощаться. Владыка думал, что о. Кирилл собрался умирать и хочет попрощаться, а оказалось, что батюшка хочет попрощаться с ним в преддверии его смерти. Очень тяжело владыке было в Кременчуге, где у сектантов были сильные позиции, и власти были тесно связаны с ними. Запомнился рассказ об обращении владыкой в Православие одного иеговиста. Этот иеговист одно время учился с владыкой Тихоном в Киевской духовной академии, а потом разочаровался и ушёл в эту секту. Там он был в течение нескольких лет проповедником. Благодаря владыке, он вернулся в Православие и принял сан диакона. Многие инициативы епископа Тихона по жалобам сектантов блокировались властями, много жалоб шло в Киев. В конце концов, больное сердце владыки не выдержало....

    Встреча с православной общественностью закончилась освящением поклонного Креста.

    Рано утром выехали в Городище. По пути обратили внимание на сверкающий купол новопостроенной церкви в г. Зоринске. Решили подъехать, чтобы осмотреть храм хотя бы с внешней стороны. Подъезжаем к храму, а у церковных врат из машины выходит настоятель о. Алексий. Он, как и о. Михаил, тоже уроженец Львовской области. Такой же контактный, улыбчивый и динамичный. В храме, посвящённом Казанской иконе Богородицы, порадовал иконостас в каноническом стиле. В подклете располагается нижний храм в честь св. праведного Алексия человека Божия. Этот храм обустраивается в византийском стиле. Рядом с храмом располагается двухэтажный дом батюшки. У него четверо детей, все девочки.

    «Здесь нас называют бандеровцами, а у себя на малой родине москалями», - сказал о. Алексий. По его рассказам, был не один случай, когда принимали сан бывшие милиционеры, прокурорские работники и т.д. У некоторых по разным причинам, в частности, из-за материальных сложностей, наступало разочарование. О. Алексий был очевидцем, когда один из таких разочаровавшихся на встрече с владыкой в епархиальном управлении снял с себя скуфью и крест. Вместе с о. Алексием посетили «криницу» - святой источник, находящийся неподалёку от шоссейной дороги в Гремучей балке. Здесь любит бывать митрополит Иоанникий. По его словам, он здесь бывал ещё в детстве, стоял в очереди за святой водой после нескольких сот человек. В хрущёвское время криница была забетонирована. Нередко здесь происходили исцеления от различных недугов. Так, совсем недавно, один крупного телосложения священник, тело которого было усеяно фурункулами, получил здесь исцеление после окунания в воду.

    Продолжили свой путь на Городище. По пути посетили ещё один храм - в селе Малоивановка в честь Успения Пресвятой Богородицы. Наряду с Никольским собором г. Алчевска, это тоже храм моего детства. Порадовала почти восстановленная колокольня. Колокола (их 9, самый большой весит 840 кг.) ещё не подвешены, тем не менее, в один из них мы потрезвонили. С колокольни открывается прекрасная панорама окрестностей. Настоятеля храма о. Вадима, который служит здесь уже 12 лет, мы ждали на лавочке в церковной ограде. Когда, оглашая окрестности, раздался громоподобный голос о. Вадима, мы невольно втянули головы в плечи. Появился худощавый, долговязый, ростом метра в два батюшка. Запомнились иссиня-чёрные волосы с косичкой сзади, широкая улыбка, обнажавшая золотые коронки зубов. Очень энергичная, без остановки, речь.

    Из его рассказов запомнилось, как он обратил в Православие нескольких кришнаитов, как собирали пожертвования на восстановление колокольни. Это было всего лишь один раз за 12 лет. Сдавать предлагалось по 120 гривен со двора. Кто-то сдавал полностью, кто-то частично. А кто-то матюками обкладывал. Интересно, что эта процедура послужила своеобразным тестом, который позволил выявить, кто есть кто. Тех, кто резко отрицательно отнёсся к сбору пожертвований и чуть ли не богохульствовал, о. Вадим не отпевал после их кончины, а родственникам тех, кто не додал необходимую сумму при погребении, было предложено доплатить. Запомнилось знание батюшкой восточных религий. Напряг он нас своими вопросами типа: «Почему Христос молился с кровавым потом? Сколько лет было Деве Марии, когда она была обручена с праведным Иосифом? Сколько лет ей было, когда она родила Христа?» По мнению о. Вадима, девица любого возраста должна быть без платка, чтобы было ясно, что с ней «можно иметь дело» (в старообрядческом же храме в Городище на стенде в притворе было написано, что и малые дети должны быть в платках).

    Наконец приехали в посёлок Городище. Подъезжая к нему, помолились у поклонного креста. Епископа Патермуфия на месте не было, но было сказано, что скоро приедет.

    В ожидании его приезда решили осмотреть часовню и приходской музей. Здесь я уже бывал. Из новенького в музее увидели несколько альбомов, посвящённых священникам, служившим в храме в разное время. Скажу немного о некоторых из них. Около 30-ти лет в храме служил о. Лев Фатеев. Ещё больше, около 40-лет, служил здесь о. Феофилакт Слесарев. В течение ряда лет он был секретарём старообрядческих съездов. Впоследствии стал архиепископом Московским и всея Руси. Будучи Предстоятелем Старообрядческой Церкви, часто приезжал в Городище, где жили его дети.

    Запомнился альбом, повествующий о настоятеле храма о. Андрее. До принятия сана он работал машинистом паровоза на станции Дебальцево. У батюшки было 9 детей. В своей жизни он с лихвой испытал скорбей. Был в Германии на принудительных работах. Во время хрущёвского правления его пытали, требуя отказа от сана и закрытия церкви. Грозили даже расстрелом. В 1965 закрыли вторую церковь в посёлке - в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Я ещё застал её. В 70-е годы её сожгли. Один из гонителей о. Андрея с покаянием пришёл к нему на исповедь. В августе 1968 года о. Андрей тяжело отравился. Это была тёмная история - в муку для просфор то ли по ошибке, то ли специально, кто-то подсыпал мышьяк. Через 3 месяца тяжёлых страданий батюшка умер и был погребён за оградой храма.

    С 1974 по 2001 год настоятелем городищенского храма был о. Савелий. С ним я особенно плотно общался, посещая Городище практически каждый год. Интересно, что в 7 верстах от Городища, в Селединской балке, был Преображенский мужской монастырь. Он был разорён в 30-е годы. В настоящее время в повестке дня стоит вопрос о возрождении на Луганщине старообрядческого монастыря.

    На месте сгоревшей Покровской церкви владыка Патермуфий, будучи настоятелем храма, построил деревянную часовню. В ней каждую среду совершается молебен Покрову Божией Матери. В музее обратил на себя внимание стенд с объяснением символического значения кадила. Не поленился, переписал его содержание. Вот этот текст: «Кадило - есть утроба Пресвятой Богородицы. Угль, горящий в кадиле - Христос Бог наш. Верх у кадила - прообразует небо. Крест на кадиле свидетельствует Распятие Господне. Цепи кадила прообразуют Отца и Сына и Святаго Духа. А чем цепи утвержены вверху, то есть твердь небесная. Кольцо большое символизирует Иордан. А малое кольцо - Престол огнезрачен Господень. На верхней кровле кадила отверстия означают Херувимов и Серафимов, окрест Престола Господня. Донце у кадила есть Церковь земная. Дырки кадила, во что цепи утверждены, есть вочеловечивание Господне. Кадило в целом представляет купину, юже виде Моисей на горе Синайстей (Неопалимую)».

    Сидим на лавочке, в ограде храма, ждём приезда владыки. Любуемся недавно покрытым сияющей латунью куполом храма. С болью в душе слушаем рассказ о том, как недавно храм в очередной раз ограбили - на сей раз украли 26 икон. Печальная статистика: ещё 15 лет назад в Городище проживало более 7-ми тысяч человек, а в настоящее время - менее 2-х тысяч. Наконец, приехал владыка. Вместе с ним священноинок Сила, перешедший из УПЦ МП. Владыка очень тепло меня приветствует, приглашает в свою келью, где в течение трёх часов мы с ним беседуем. Делюсь с ним своими опасениями и переживаниями, а он мне говорит: «Ну что ты, отец, мы же столько лет с тобой знакомы!» Владыка подробно рассказал о недавней встрече старообрядческих архиереев в Белой Кринице, о сложностях своего служения на Дальнем Востоке. Я рассказываю о своих проблемах, о последних событиях в жизни нашего храма, об острой полемике в интернете касательно моей деятельности. Он искренне сочувствует. Говорит, что ему нравятся проповеди Патриарха Кирилла. Вдруг он спрашивает меня: «Скажи, похож я на епископа?» Я мгновенно выдаю характеристику: «Простой, общительный, открытый, непосредственный, смиренный, далёкий от большой церковной политики». Действительно, что-то есть в его облике от первохристианских времён, от таких святителей, как Спиридон Тримифунтский. Запомнилась умиротворяющая тишина кельи и благоухающая чистота, исходящая от облика старообрядческого епископа. В храме мироточат несколько старинных икон, особенно большая, в рост человека, икона св. архидиакона Стефана. После трапезы тепло прощаемся. Трапезница Валентина на прощание нам говорит: «Переходите к нам». Я, улыбаясь, в ответ: «Старообрядцы были бы не старообрядцами, если бы на прощание не произнесли подобных слов».

    Поздно вечером подъезжаем к посёлку Ново-Кондрашевка. Здесь нам предстоит ночлег. Как и при въезде в Луганскую область, так и сейчас, в последний день нашего пребывания, здесь далеко за полночь у меня состоялась беседа с руководителями Общества донских казаков Станично-Луганского района. За последние 20 лет это Общество пережило 17(!) расколов. Во многом это происходило благодаря политике властей, действующих по принципу: «Разделяй и властвуй!» Дело в том, что закон Украины об общественных организациях позволяет из 5-ти или 7-ми человек создавать новые, альтернативные организации. Общался с казаками неподалёку от того места, где было кладбище, разрушенное в 30-е годы. Здесь же в 1942 году немцами было расстреляно более 200 военнопленных. Казаки были очень вдохновлены приездом Патриарха. Предложили мне официально представлять их интересы в Москве. Запомнилась ужасная статистика - соотношение рождаемости и смертности в районе 1 к 17.

    Утром, в местном храме читаем по-старому полунощницу. Очень симпатичный настоятель о. Виктор. Большой специалист по пчеловодству. Он и к вере пришёл благодаря наблюдениям за жизнью пчёл, поражённый премудростью Творца. Батюшка сетовал на дискриминацию храмов, с которых взимают арендную плату за землю значительно больше, чем с обычных учреждений. Вслушиваюсь в мелодию его речи. Вроде всё по-русски, но борща он «насыпает», а мы говорим «наливаем». Стул мы можем назвать «стульчиком», а он говорит «стулочка». «Так оно ж знаете, как бывает» - часто наряду с «шо» (что) и «чи» (разве) звучит.

    На таможне на сей раз более пристрастной была российская сторона.

    К храму во имя Нерукотворного Образа Спасителя в с. Россыпное Воронежской области подъехали к 16.00. Обрадовались, что успели, но это оказалось иллюзией. Время-то у нас было украинское, мы его забыли перевести. Хорошо, что догадались подстраховаться, сказав, чтобы начинали вычитывать три кафизмы, положенные на утрени, если мы будем задерживаться. В аккурат заканчивали читать 17-ю кафизму, и без паузы началось всенощное бдение. На Литургии, которая, как и всенощное бдение совершалась по-старому обряду по благословению митрополита Воронежского-Борисоглебского Сергия, было 10 причастников. По окончании службы беседовал с прихожанами о древнем благочестии, о реформе Патриарха Никона. Приведу здесь отрывки из того что мною говорилось.

    «Перед Великим постом 1653 г. Патриарх Никон разослал указ по церквам, чтобы вместо земных поклонов, творили бы поясные и чтобы крестились бы тремя перстами. Под давлением Патриарха Никона Собор русских епископов утвердил это решение в 1654 г., кроме епископа Коломенского Павла, епископа Вятского Александра и еще одного епископа».

    «Полемисты в порыве ревности называли двуперстие «латинством», адовыми вратами и т.д. Но Церковь не предавала порицанию и осуждению сами старые обряды, не находит их по существу и подлинному смыслу противным Православию».

    «Профессор Голубинский в книге «К нашей полемике со старообрядцами» (Москва, 1906 г.) писал:

    «Святой Владимир вместе с крещением принял и двуперстие, которое в то время было в общем употреблении у греков, а с конца 12-го по вторую половину 13-го веков вместо двуперстного у них вошло в общее употребление трехперстное сложение, а после них и у нас стало распространяться».

    «О древности двуперстия свидетельствуют епископ Порфирий (Успенский), историки Голубинский, Каптерев, архиепископ Черниговский Филарет («в X веке на всем Востоке было двуперстие»). Проф. Ивановский (1897 г.): «В древности, до XVI в., в Греции существовало двуперстие вместе с трехперстием, которое лишь в половине XVI века было признано обязательным». «Синодский служебник насчитывает 23 погрешности, старопечатный - 3». (Митрополит Платон, 1897 г.). Митрополит Никодим (Ротов): «Признавая за Собором 1656 года, право замены одного обряда другим, справедливости ради, мы все же должны признать приведенные Собором основания для замены двуперстия на троеперстие более чем сомнительными, а, следовательно, и клятву, положенную на двуперстников, как еретиков, совершенно неосновательною».

    «Двуперстие не есть выдумка московских книжников, не есть обычай армянский или латинский, но обычай древний, православный, несомненно, существовавший и в Греческой Церкви, но затем ею оставленный». Проф. Субботин утверждал: «Двуперстие было новосочинено в половине 15-го века московскими книжниками». Проф. Каптерев возражал: «Но оно встречается и в Киевской Руси, и у сербов и у греков в 11-12-х веках. Двуперстие имело господствующее значение на Руси со времени св. Владимира и до Патриарха Никона. Двуперстие не есть новосочиненный в половине 15-го века обычай, а обычай древний, практиковавшийся и в Греческой Церкви, вместе с троеперстием и ею нам преданный при Крещении Руси и потому, ставший у нас обычаем господствующим. Это, конечно, не исключает возможности существования у нас рядом с двуперстием и другой формы перстосложения, но как обычая местного и менее распространенного по сравнению с двуперстием. А между тем, в Греции обычай креститься триперстно возобладал, вытеснил собою двуперстие и стал общеупотребительным не вдруг, конечно, а в течение значительного периода времени. Так как и все выработанное практикой Греческой Церкви с течением времени переходило на Русь, постепенно усвоялось русской церковной практикой, то вполне естественно было, что обычай креститься триперстно, возможно и ранее существовавший где-либо на Руси, как частный и малораспространенный обычай, все более и более стал проникать на Русь и стремился вытеснить здесь двуперстие, опираясь на подавляющий авторитет греческой практики. Авторитет греков стоял в то время еще высоко. Два митрополита, Киприан и Фотий - греки по национальности - решали вопрос по-разному (о двуперстии и триперстии). Очевидно, что греческая практика тогда еще не установилась, несмотря на это, со стороны русских нет никаких обвинений. С падением Константинополя, авторитет греков в глазах русских пал, русские стали стремится жить собственной жизнью, независимо от греков, которым они уже более не доверяли».

    «Без всяких предварительных изысканий, без всякого уважения к исторической правде, Восточные иерархи, собиратели милостыни, голословно и бездоказательно, вопреки истинному духу и учению Христа, первые провозгласили у нас изначальное русское двоеперстие в крестном знамении арменской ересью, и первые произнесли анафему на всех, держащихся двоеперстия. Очевидно, пришельцы имели в виду только выслужиться перед всемогущим Московским Патриархом, только заработать себе возможно щедрую милостыню, а как, какой ценой - они над этим не задумывались».

    Совершенно другая позиция Константинопольского Собора: «Те и другие одинаково правы и безразлично для веры, если только с ними соединяется Православное учение». Собор 1656-го года проходил под влиянием подавляющего примера бывших тогда в Москве восточных святителей и, главным образом, под давлением страшного и скорого на самую суровую расправу Никона, им оставалось одно: или, безусловно, подчиниться желанию Никона, или же, по всем памятному примеру епископа Павла Коломенского, после позора и истязаний, отправиться в заточение. Естественно, что святители избрали для себя первое, путь полного смиренного подчинения желаниям Никона, хотя бы это и не было бы согласно с их мнениями и убеждениями. Патриарх Никон руководствовался указаниями Антиохийского Патриарха Макария. Исправление осуществлялось по тогдашним печатным греческим книгам. Он действовал, правда, очень искренне и с увлечением, но по подсказкам других, под их руководством. Главная доля ответственности за реформы и характер ее исполнения падает на его (Никона) советчиков и руководителей - Восточных Патриархов, и из них, по преимуществу и главным образом, на Антиохийского Патриарха Макария. Никон изменял, в действительности, древние православные греческие обряды, принятые русскими от древних греков и русскими неизменно сохранявшимися, тогда как позднейшие греки заменили свои обряды, и явилось с течением времени несогласие. Следовательно, Никон своими реформами не восстанавливал старый греческий обряд, как он думал и воображал, но только заменял новогреческим обрядом старогреческий, сохранившийся у русских. Слишком поспешная и крутая ломка русского церковного обряда не вынуждалась какой-либо действительно насущною потребностью и необходимостью тогдашней нашей церковной жизни, это понятно само собой.

    Из соборной грамоты Патриарха Константинопольского Паисия: «Не следует нам думать, будто извращается наша православная вера, если кто имеет чинопоследование несколько отличающееся в вещах, которые не принадлежат к числу существенных или членов веры; лишь бы было согласие в важных и главных вопросах с Кафолической Церковью». Местные особенности церковного чина и обряда не должны «производить никакого разделения (в Церкви Вселенской), если только сохраняется неизменной одна и та же вера. Это потому, что Церковь наша не с самого начала получила тот Устав чиноследования, который содержит в настоящее время, а мало-помалу». 24 февраля 1656 г., в Неделю Православия, Патриарх Антиохийский Макарий, Патриарх Сербский Гавриил и митрополит Григорий торжественно в Успенском соборе прокляли тех, кто знаменовался двумя перстами. Вскоре они подтвердили это письменно. Голубинский назвал это прискорбной погрешностью».

    … Обедали у старосты храма р. Б. Игоря. Он и его супруга Екатерина - мои духовные чада. Вот уже 7 лет они живут в этом селе, которое вымирает на глазах. У них четверо детей, старший из которых, к сожалению, очень болен, заторможен, не разговаривает. Осмотрели их хозяйство, особенно понравились кролики. Удивило, что в их саду до сих пор много малины. В этом году умерла их соседка - иеговистка. Поразительно, но и её местные жители провожали по православному, читали над усопшей Псалтырь, шли на кладбище с пением «Святый Боже». «Она же просила похоронить ее как брата» - в этом люди усмотрели некое покаяние с ее стороны, достаточное для того, чтобы так проводить ее в последний путь. Вечерню совершал у поклонного креста в деревне, а точнее хуторе Переездное. Здесь родился мой отец Сахаров Сергей Яковлевич.

    После вечерни в Переездном общался с главой местной администрации Валерием Николаевичем. У него давнее желание построить в центре сельского округа в поселке Шувалово церковь. При въезде в поселок и выезде из него были установлены огромные поклонные кресты. С грустью говорил нам Валерий Николаевич, что на освящение крестов пришло не более 10 человек (при населении поселка в 800 человек). Я как мог, подбадривал его. В ожидании трапезы спустились с ним к сельскому пруду. Увидев, как замусорен берег, Валерий Николаевич сказал: «Вот как небрежно мы относимся к родной земле, а в Германии в автомобилях имеются специальные емкости для сбора мусора». Попрощавшись с ним, я пошел прогуляться вдоль пруда. Навстречу мне машина. Водитель, увидев меня, говорит: «Неужели я вижу священника, разве здесь есть приход?»

    Я представился, объяснил, что регулярно приезжаю сюда на родину отца. Разговорились. Водитель оказался дальнобойщиком, объездил весь бывший Союз. Возил фуры с паленой водкой и спиртом-отравой из Осетии, в чем покаялся. Рассказал о своей беседе с одним из старейшин осетинского народа. Старейшина говорил ему: «Осетия такая маленькая, на карте ее можно закрыть копейкой, а спаивает такой большой русский народ». Мой собеседник тогда предупредил его, что будет беда, а тот отмахнулся. И вот случилась Бесланская трагедия. А ведь Беслан был эпицентром целого анклава, где производилась это отрава. Мой собеседник сетовал, что везде развал. Я сказал, что динамику этого развала я ежегодно наблюдаю в здешних деревнях. Он мне в ответ: «Это еще ничего, а вот то, что происходит, например, в Ярославской и Костромской областях – это просто ужас. Не лучше на Урале и Сибири. Здесь я наблюдал, как суровой зимой мальчишки в резиновых сапогах просили хлеба, говоря: «Отец в тюрьме, а мать лежит пьяной». Идет война исламского мира против Православия». Особенно он сетовал на положение в Москве. О том, какие слова он произносил в адрес нашего руководства – лучше умолчу.

    На трапезе в школе тоже было много разговоров. В школе осталось только семь учеников. Людмиле Михайловне, бывшему директору школы, с большим трудом удалось продлить лицензию на деятельность школы еще на шесть лет. Когда при общении с народом в прямом эфире В.В. Путину задали вопрос насчет закрытия сельских школ, он сказал, что понимает, что это влечет за собой вымирание села, но все-таки важнее дать детям качественное образование. Вспоминая эти слова нашего премьера, Людмила Михайловна сказала: «В нашей школе было шесть учителей высшей категории, а в Шувалово, куда нас хотели перевести, только один, и ЕГЭ мы сдали лучше многих других». Как и в других местах, здесь также требуют большое количество отчетных документов. Ежемесячно отправляется отчет по электронной почте в Москву. Людмила Михайловна совершила десятки поездок за свой счет в райцентр и в Воронеж. Часто придираются пожарники, которым то и дело приходится выплачивать штрафы. Запомнилось возмущение новым учебником для первого класса, представляющего опасность для нравственности детей. Сидя в коридоре этой уютной школы, где учился мой отец, рассматривая стенды музея, я подумал: «И как только может рука подниматься на разрушение такого очага». В Переездном особенно плодородная земля, а кругом нищета, обшарпанные хибарки. Вспомнился Блок: «Неуютная, жидкая лунность». В этом году закрыли медпункт, а точнее перевели его из старого здания, обреченного на разрушение, в помещение школы. «Нет денег на ремонт» - часто звучало как заклинание. До сих пор не сделан в школе отдельный вход для медпункта и люди остаются без медицинской помощи. Я подумал: «Ну, ёлки-палки, постройте красивое новое здание, посадите симпатичную, внимательную, компетентную медсестру, дайте ей хороший оклад, снабдите медпункт достаточным количеством лекарств и помогайте людям по божеским ценам». В огромном селе Воронцовка закрыли больницу. Теперь нужно ехать в райцентр, где, по словам людей, к врачу не пробьешься. В местной школе раньше было по нескольку параллельных классов, в каждом из которых было не менее 30 человек. В настоящее время только в один класс еле набирают учеников. Не раз слышал, что земля, на которой располагается Переездное – это золотое дно. Но нет, нищета и разруха прогрессируют, работы нет, молодежь уехала на заработки в Москву.

    Рассказали, как живет другое село – Пирогово. Здесь, у здания школы, которая вот уже десять лет в осадном положении из-за стремления во что бы то ни стало ее закрыть, мы тоже установили поклонный крест на месте порушенного Михайло-Архангельского храма. До 1991 года в Пирогово было 800 голов дойного стада, 1,5 тыс. бычков и тёлок, более 3 тыс. свиней и более 3 тыс. овец. Была также своя птицеферма, ветеринарная лечебница, мельница и лучший в районе детсад. В этом году на ремонт школы, в которой располагается и библиотека, не выделили ни рубля. Рабочих мест нет. Немногие рабочие «ООО» получают зарплату 2,5 тыс. руб. в месяц. Осталось только около 300 свиней, и тех в октябре собираются резать. Столовую, располагавшуюся в бывшем поповском доме, тоже закрыли. Клуб действует только в летнее время. Жители села на своих сходах настойчиво отстаивают школу. В неё в этом году пошло учится 16 человек (в прошлом году было 21). Говорили, что на рубеже 50-60-х гг. в первых классах школ в селах Рассыпное и Медвежье училось по 30 человек. Школа в Рассыпном давно закрылась, а в школу в Медвежьем в этом году в 1-й класс пошли только 3 ребенка. Новые хозяева везде стремятся посадить подсолнухи, что приводит к истощению земли. Из-за передозировки химических удобрений исчезли грачи и воробьи. Многие люди за бесценок продали свои земельные паи, потому что не знали, что с ними делать. Где достать удобрения, технику, бензин? Людям внушали: «Продавайте поскорее свою землю, иначе скоро она никому не будет нужна, продавайте или мы так заберем». Пять гектаров продавали за 40 тыс. руб., хотя нормальная стоимость одного гектара 268 тыс. руб. Жаловаться некому. Один человек в селе Меловатка часто жаловался, так его упекли в психушку. Очень высокая смертность. В Пирогово за последние пять лет умерло около 20 молодых людей. Пьют по страшному. В селе Юнаково в ларьке из-под полы продают паленую водку, от которой, по словам местных жителей, «мужики дуреют». Женщины тоже стали пить. Стоимость бутылки была до недавнего времени 25 рублей, теперь 50. Все попытки убрать этот ларек, даже с помощью местного депутата, успехом не увенчались.

    В пятницу 19-го сентября, в последний день пребывания на Воронежской земле, служили молебен по старому обряду Покрову Пресвятой Богородицы в Покровском кафедральном соборе г. Воронежа. У меня было благословение митрополита Сергия на служение этого молебна, о чем я за неделю предупредил настоятеля собора. Когда мы в соборе напомнили, что молебен будет по старому обряду, то настоятель и его помощники как-то напряглись, долго отсутствовали, уточняя в епархии насчет нас. Молебен прошел нормально. Выходя из собора, я услышал неестественно громкий мужской голос, настойчиво потребовавший: «Батюшка, подойдите-ка сюда». Я сразу почувствовал угрозу для душевного мира, опасность искушения. Быстро говорю дежурному: «Оградите меня, пожалуйста, от этого человека» и бочком-бочком удаляюсь к выходу. В 18.00 у нас был намечен молебен свт. Тихону Задонскому в одноименном храме обители. На это было благословение архиепископа Липецкого и Елецкого Никона, которое было получено мною через секретаря епархии, моего однокашника по семинарии, о. Василия. «Подойдешь к благочинному монастыря и все вопросы с ним решишь», - сказал мне о. Василий. Решили позвонить в епархиальное управление и узнать телефон благочинного. Телефон нам дали, но предупредили, что звонить бесполезно, ибо благочинный трубку не берет. Посоветовали послать смс, что мы и сделали. Когда мы появились у входа в храм, то никаких признаков, что нас ждали, не просматривалось. На вопрос, как найти благочинного, был ответ, что он на полевых работах. О. Василий посоветовал пройти в резиденцию владыки, но там никто не открыл. Молебен, в конце концов, мы отслужили. Сталкиваясь со всевозможными накладками в поездке, я размышлял: «Вот я часто говорил своим прихожанам, что такого хаоса как у нас нет нигде. Теперь же, после этой поездки, я думаю иначе: Берсеневка «отдыхает» по сравнению с той путаницей, с которой мы сталкивались в дороге в разных местах». Еще я осознал важность инструкций, над которыми столько иронизировали. И при наличии инструкций происходят десятки сбоев, а без них были бы сотни. А ведь все это выбивает из колеи, нервирует, мешает сосредоточиться на молитве и проповеди. Приводит к столкновениям, недоразумениям, опаздываниям и т.п. Ночевали в Подмосковье. Здесь ситуация не лучше: разваленное хозяйство, незасеянные поля, распроданная земля. За державу было обидно. В дороге нас взбадривала песня известного нижегородского певца-патриота, в которой был такой припев: «Долой оккупацию! Свободу русской нации!»

    На всенощном бдении под праздник Рождества Пресвятой Богородицы уже были у себя в храме. Перед всенощной в храме б. Симонова монастыря совершили молебен по старому обряду у гробницы преподобных Александра Пересвета и Андрея Осляби.

    На карте
    Телефон: 8-495-959-08-62
    Адрес: Берсеневская наб., 18
    На карте
     
    КонтактыНа главную На главную