Поездки

По муромской дорожке


Полгода со дня кончины близкого человека подвигло меня на поездку в одну из деревень Владимирской земли, в соседний с Муромским район. Я не смог быть ни на отпевании, ни на девятый, ни на 40-й день. Решил поехать на полгода – в церковном уставе этот рубеж отмечен, хотя его редко отмечают. Как и во всех предыдущих поездках, тут было свое искушение – в ответ на мою просьбу помочь решить проблему с горлом, дали таблетку, которая обожгла слизистую желудка. Подумалось: вот так, одно мы лечим, а другое калечим. Напряг еще такой случай. Вхожу в дом причта и слышу крики: «Ему нельзя – он мужского рода!» Кровь ударила в лицо: «Проживающие мужики совсем обнаглели – среди бела дня ломятся в женскую комнату». Решительно подхожу к «очагу напряжения» и вижу взволнованную помощницу старосты, которая продолжает громко восклицать: «Ему нельзя – он мужского рода!» Ничего не понимаю. Дверь комнаты приоткрыта, рядом никого нет. Медленно опускаю глаза и вижу на полу маленький взъерошенный комочек, отчаянно пытающийся проникнуть внутрь комнаты. Вот, оказывается кто виновник заварухи – наш маленький кот Барсик. Подумал: как же мы бываем неблагодарны к братьям нашим меньшим: когда у этой рабы Божией серьезно болели бронхи, то Барсик исправно приходил каждый день и, вытянувшись, прогревал больные места. А вот теперь, когда болезнь миновала, стал изгоем…


Поездка была в воскресенье после обеда и поэтому в районе 17 часов мы стали пристально всматриваться в окна храмов, расположенных у дороги, желая посетить один из них. Наконец, останавливаемся напротив Троицкого храма с. Ворша. Село Ворша до XVIII в. не имело церкви и именовалось деревней Починки. Ближайший храм находился в 7 верстах, за рекой Клязьмой. Крестьяне села решили построить церковь и основать свой приход. В 1710 г. они написали прошение о разрешении строительства храма и в том же году получили на это благословенную грамоту. Первый храм в честь св. Димитрия Солунского был деревянный. Через несколько лет был построен другой храм – теплый, тоже деревянный, во имя Святой Живоначальной Троицы. Обе деревянные церкви существовали почти до середины 19 века, затем были разобраны за ветхостью. Вскоре на этом месте выросла новая каменная Троицкая церковь с приделами св. Димитрия Солунского и князя Александра Невского. Лет восемь тому назад мы уже заходили в него. В храме находится большая святыня: древний резной образ святого благоверного князя Александра Невского в иконостасе придела его имени, почитаемый народом за чудотворный; на нем святой изображен во весь рост в схимническом одеянии. В народе есть предание, что этот образ прикладывали к святым мощам благоверного князя во время перенесения их из Владимира в Санкт-Петербург. В 14-м веке резное изображение служило крышкой для гробницы с мощами святого.


Молодой священник, стоя напротив сени, устроенной над святыней, завершал молебен. Возглашая прокимен перед Евангелием, он почему-то в это время кадил. Рядом стояли всего лишь две прихожанки. Батюшка (он оказался отцом пятерых детей) рассказал нам о храме, о его святынях. С пением величания мы приложились к частице мощей в мощевике, вмонтированном в резное изображение благоверного князя. В левой руке у него был деревянный посох и четки (они были переданы правящим архиереем). Из рассказа настоятеля узнали, что в 30-е годы храм был закрыт, а изображение св. Александра подверглось поруганию: были отломаны правые рука и нога. Тот, кто совершил это кощунство, был сурово наказан: во время войны он потерял правую руку и правую ногу. В храме нас порадовали два иконостаса с иконами в каноническом стиле. Отрадно было видеть также, что главный придел в зимней части храма был отреставрирован. Владыка Евлогий часто посещает этот храм и для совершения богослужений и во вне богослужебное время.  На площади перед храмом установлен бюст св. князя Александра и стела с мозаичными изображениями покровителей храма. Здесь проводятся заупокойные служения с поминовением погибших воинов Владимирской земли.


Ужинаем в автобусе, решив не напрягать хозяев – ведь неизвестно, когда мы приедем. В крайнем случае, ограничимся горячим чаем. Приехали на место в двенадцатом часу ночи. Хозяйка накрывает чай. С недоумением смотрю, как вокруг дымящихся кружек появляются пирожки, затем различные салаты и сладости. Помощник старосты с самым непосредственным видом и робкой надеждой в голосе говорит: «Батюшка, ну все же свежее, домашнее». Тяжело вздыхаю, обреченно махнув рукой, налетай, мол. И тут, как в ускоренной съемке участники поездки с разных концов стола набрасываются на его содержимое, мгновенно все опустошая. На утро, после полунощницы, идем на кладбище. Здесь, в еловом леску, находятся могилы дорогих и близких мне людей. Оказалось, что у супруги почившего в этот день была годовщина смерти матери. Вот могила рабы Божией Нины – духовного чада, умершей в прошлом году. Ее скорбный взор смотрит мне в душу. Рядом могила ее погибшего сына. Его смерть и подкосила мать. Вот семейное захоронение старообрядцев-безпоповцев. Несколько лет назад на их могилах я совершал молебное пение мученику Уару. После заупокойной литии в звонкой тишине «последнего прибежища» лирично прозвучало: «Если нет веры в безсмертие, то смерть все обезсмысливает. В свете вечности все становится на свои места: не исчезают в небытие все наши благие порывы и добрые дела, наша жизнь наполняется смыслом и светом» и т.д.  и т.п. Поминальная трапеза, совершаемая по старому чину, имеет свои особенности: перед ее началом трижды вкушается кутья со словами «Блаженное упокоение р. Б. имярек. Вечная память, вечная память, вечный покой», после каждого блюда хозяйка говорит: «Питайтесь Христа ради» и т.д. В конце каждый из ее участников делится своими воспоминаниями об усопшем, затем говорим «про жизнь». Из рассказов узнаю, что в районном центре построены два храма, есть еще новопостроенная часовня на кладбище. Поразил рассказ, как одна женщина, умиравшая после второго инсульта, после соборования и причащения (у нее это было впервые), проспав сутки, встала на ноги. Она прожила еще десять лет. Рассказчица всю жизнь проработала на скорой помощи. Она была свидетельницей многих страшных и трагических случаев. Так, однажды, приехав по вызову в дом, в котором муж изрезал ножом жену, она, пока милиция опрашивала свидетелей во дворе, вошла внутрь дома. В приоткрытом подполе она увидела несчастную женщину, истекавшую кровью, и спустилась вниз. Стала делать перевязку. В это время сверху раздался грозный рык убийцы: «И тебя зарежу!» Основная беда, по ее словам, это частые случаи отравления некачественным алкоголем, обычно этиловым спиртом, разбавленным водой. От этой напасти умирает множество людей самых разных возрастов. Виновников этой беды лишь иногда наказывают небольшими штрафами. Такой случай: на Новый год «подогретые» гости обсуждают недавнее нашумевшее убийство. Вдруг хозяин берет нож и, подойдя к жене, со словами: «Вот так он ее ударил», всаживает смертельный клинок в ее сердце. Убийства пенсионеров в день получения пенсии. Почти ежедневно случаются инсульты и инфаркты. Многие умирают от онкологических заболеваний. Спрашиваю: как ведут себя выходцы с Северного Кавказа и Средней Азии? Отвечает: «Нагло» и приводит несколько случаев избиения и убийств. «Сильно развращает молодежь телевидение. Нет веры в справедливость. Люди разобщены». Вечером в доме вычитывали вечерню и утреню. После ужина – каноны и молитва Исусова. Ночью было слышно, как за перегородкой похрюкивает кабан, и изредка квохчут сонные куры. Вытягиваясь и шурша когтями, делают свою гимнастику коты. Утром с шести часов – полунощница и последование ко Святому причащению. Затем часы. Обедницу решили вычитать в доме раба Божия Геннадия. Всю жизнь он проработал на железной дороге. В последние годы серьезно заболел, у него отняли часть правой ноги. Причастил болящего, вижу в окно, как входит во двор грузный мужчина в казачьей форме. Он плаксиво сообщает, что раба Божия Нина (местная жительница 89-ти лет) умерла в Подмосковье в доме своих детей. Ее внук, с которым казак два дня «не просыхал», от такой утраты хочет наложить на себя руки. Тут же совершаю заупокойную литию, после которой обращаюсь к собравшимся со словами утешения и одобрения. С началом литии казака как ветром сдуло. Распределяемся читать псалтырь об усопшей и дежурить в доме внука – «как бы чего не случилось». Выглядываю в соседнюю комнату и вижу такую странную сцену: наш водитель Иван-гагауз истово читает псалтырь, а в это время две рабы Божии, с досадой поглядывая на него, как на назойливую муху, активно беседуют. В сердцах реагирую на эту сцену, разведя молящегося и беседующих в разные стороны. Моя эмоциональность подпитывается болями от сильного удара головой об низкий проем дверей (хозяйка мне тогда дала ценный совет: «после таких случаев нужно трижды сказать: «место прощенно, прости тело крещенно»).
На следующий день после того, как утром мы вычитали полунощницу в руинированном храме соседнего села и взяли курс на Муром, раздался звонок, который меня совершенно обезкуражил:  «Мужики с перепоя напутали, им что-то почудилось, «усопшая» - жива». Грустно подумал: «Куда мы идем, что нас ожидает, чем все это закончится?»


По пути в Муром посетили село Борисоглеб. Здесь были в храме чудной архитектуры в честь свв. Бориса и Глеба. Еще в домонгольский период на этом месте был монастырь. Первые достоверные сведения о Борисоглебском монастыре датированы первой половиной XIV века. Основание обители связывают с именем князя Глеба, владевшего Муромом с 988 по 1015 год. Согласно преданию в 13-м веке здесь приняла постриг Евдокия — дочь свв. князей Петра и Февронии.
В XVII веке на месте обветшавших древних деревянных храмов возник замечательный ансамбль каменных строений: Рождественская, Вознесенская и Никольская церкви. В 18-м веке монастырь сильно пострадал от пожара.


До наших дней из архитектурного ансамбля Борисоглебского монастыря сохранилась только пятиглавая двухэтажная (в отличие от многих муромских церквей того времени) церковь Рождества Христова (1648 г.), бывшая центром архитектурной композиции монастыря, с трехъярусной шатровой колокольней. В 1992 году она была возвращена Русской Православной Церкви. В настоящее время бывший Борисоглебский монастырь приписан к Благовещенскому монастырю Мурома.
Богоспасаемый старинный русский град Муром располагается на семи холмах. Впервые он упоминается в «Повести временных лет» под 862 г. Несколько столетий за городом по реке Оке проходила граница Русского государства. Здесь же находился дворец Иоанна Грозного (он не сохранился).
Первым делом по приезде в Муром мы поклонились мощам святых благоверных Петра и Февронии в Троицком соборе Свято-Троицкого женского монастыря. Монастырь расположен в самом центре древнего Мурома, где в древности стоял первый Муромский кремль. Обитель основана в XVII веке тщанием муромского купца Тарасия Борисова.

Мощи благоверных супругов издревле хранились в древнем соборе Рождества Богородицы в центре городского кремля на Воеводской горе. Первый храм на этом месте был построен еще в домонгольский период. В 1921 году мощи святых князей Петра и Февронии подверглись кощунственному обследованию, после чего были перевезены в антирелигиозный отдел музея, где с вульгарными комментариями выставлены для всеобщего обозрения. Старинные иконы, церковная утварь так же были взяты в музей для хранения и показа трудящимся. А сам собор в 1924 году был закрыт, в нем расположился полк, соборная площадь была превращена в футбольное поле, а колокольня стала пожарной каланчой и раздевалкой для игроков. Перед Великой Отечественной войной собор был разобран. Зимой 1989 года по просьбе Владимиро-Суздальской епархии гробницы с мощами Муромских чудотворцев были возвращены Русской Православной Церкви. Тогда в Муроме был открыт лишь один православный храм — Благовещенский собор бывшего мужского монастыря, он единственный устоял в советские годы и стал приютом для многих святынь. В Благовещенском соборе в течение трех лет хранились гробницы с мощами всех Муромских чудотворцев, в том числе и святых Петра и Февронии. 19 сентября 1992 года мощи святых благоверных и преподобных князя Петра и княгини Февронии в сопровождении великого множества народа были торжественно перенесены в Свято-Троицкий женский монастырь. Это был первый городской Крестный ход за прошедшие семьдесят лет. Он знаменовал собой начало возрождения церковной жизни в древнем Муроме. Ежегодно в Муромскую обитель Святой Троицы к мощам святых Петра и Февронии съезжается множество паломников со всех концов России, стран ближнего и дальнего зарубежья.


В настоящее время в городе четыре монастыря: два мужских и два женских (до революции было три). В городе никогда не было старообрядческого храма. Сейчас имеется небольшая старообрядческая община, которая проводит свои службы на квартире. У безпоповцев были своя моленная и кладбище. В местном музее (бывший дом купцов Голубевых) большая экспозиция из 300 икон. Особенно запомнились иконы св. Николы (13 в. и конца 16 в.), свщмч. Власия (пер. пол. 16 в.), Троицы (16 в.), св. Иоанна Крестителя (кон. 16 в.), св. Бориса и Глеба (кон. 16 в.), панагия  того же времени и кадило ( 1637 г.). Особое внимание обратил на себя покров с мощей св. Петра и Февронии. По краям этого покрова вышиты тексты тропаря и кондака святым. Нижняя его часть украшена жемчугом. Кстати, житие святым было написано по указу молодого царя Иоанна Грозного.


В  Благовещенском мужском монастыре встретились с настоятелем и совершили молебное пение у мощей муромских чудотворцев – свв. Константина, Михаила и Феодора. Благоверный великий князь Константин (Ярослав) Святославович происходил из рода святого равноапостольного великого князя Владимира, крестившего землю Русскую. В то время Муром был населен язычниками и Великий князь пожелал просветить его жителей светом христианской веры, ревнуя об утверждении христианства на Руси. Между тем, соседи-булгары, исповедовавшие мусульманство, старались распространить свое влияние на Муром. До этого был убит св. благоверный князь Глеб, который употребил много усилий, чтобы склонить жителей Мурома к принятию святого Крещения, но ему не удалось это сделать. Отец Константина не хотел отпускать, опасаясь за жизнь сына. Но Константин решился на все ради святой веры и в 1092 году вместе со своими сыновьями, князьями Михаилом и Феодором, и супругой Ириной, с духовенством, воинами и слугами из Киева пришел на Рязанскую землю к городу Мурому. Константин послал сына Михаила убедить муромцев принять его без сопротивления. Но упорные язычники убили посланника, бросили его тело за город и стали готовиться к бою, увидев же многочисленную дружину князя, сдались, но Православие не приняли. Константин построил в Муроме храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и похоронил там своего сына, а вскоре воздвиг и другую церковь во имя святых Бориса и Глеба. С проповедью о Христе обращалось к муромцам и духовенство, прибывшее с князем, но мятежники долгое время сопротивлялись и даже грозили смертью великому князю и всей его семье. Массовое крещение горожан произошло после чуда: после долгой молитвы князь вышел с иконой Богородицы, от которой исходило Божественное сияние. Как некогда Днепр, река Ока стала купелью для многих пораженных жителей города. В 1547 году святые благоверные князья Константин, Михаил и Феодор были прославлены в лике святых. В 1553 году царь Иван Грозный, идя в поход против татар к городу Казани, пробыл в Муроме две недели. Совершив молебен у гробниц святых чудотворцев, он дал обещание построить монастырь, если возвратится из похода с победой. По его повелению у могил святых стали строить каменную церковь. Когда стали копать рвы для этой церкви, нашли мощи святых князей целыми и невредимыми. Новопостроенный храм был освящен, и при нем устроен монастырь.


Благовещенский храм является главным храмом обители. Особо почитаются в храме три образа: Иверский, Знамения и свт. Николы. В 40-х годах несколько месяцев в этом храме служил молодой иеромонах Пимен – будущий Патриарх Московский и всея Руси.

На территории обители есть небольшая часовня, где захоронен старец  Аполлоний. В этом году исполняется 100 лет со дня его кончины. Интересно, что хотя монастырь действует с 1990 года, жильцы, проживавшие на его территории, окончательно выселились лишь в 2003 году. Надвратный храм в честь св. архидиакона Стефана пока еще не действует. На сегодня в числе братии 10 насельников.

В кафедральном соборе Мурома был торфяной техникум. Храм был изуродован до неузнаваемости: разрушена колокольня, алтарные апсиды, купола и ограда. При восстановлении храма была открыта могила подвижника благочестия 19 века протоиерея Гавриила Ястребова. После того, как у о. Гавриила трагически погиб сын, он стал ежедневно совершать Литургию, постоянно молится по ночам. Пролежав в земле более 100 лет, останки подвижника и облачение на нем значительно сохранились. Один из священников собора рассказал о множестве случаев чудесной помощи о. Гавриила, особенно в онкологических  заболеваниях. Посылается помощь и в случаях бездетности. Мы были весьма удивлены, когда оказалось, что наше посещение собора произошло в годовщину смерти о. Гавриила. Кстати, в этом храме был устроен  первый престол в честь прп. Серафима Саровского после его канонизации.

Игумен Кирилл (Сахаров)

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную