Публикации

В мире альтернативного православия. Часть 2

28.10.2015


ИПЦ в Солнечногорске …

Как и во время первого контакта после конференции в Центре Истинно Православной Церкви (в юрисдикции митрополита Рафаила (Мотовилова)) в поселке Денежниково Московской области, митрополит Солнечногорский Марк (Воинов) и на сей раз неоднократно подчеркивал: «Не безпокойся, о твоем приезде я никому не расскажу». Мысль о посещении его возникла при подъезде к Солнечногорску, когда я возвращался в Москву после поездки в деревню. От главной Никольской церкви города база Марка находилась в 10 минутах езды (проезжал, кстати, мечеть). Коренастый, среднего роста, чернобородый иерарх ИПЦ в высокой шапке с меховой опушкой был похож  и на стрельца, и на опричника, и на боярина. Еще напомнил «Таможню» - персонаж из знаменитого советского фильма «Белое солнце пустыни». С первой минуты контакта, продолжавшегося в течение 4,5 часов, имел место уже знакомый «Ниагарский водопад» слов из его уст. При этом он энергично жестикулировал. Устало заметил про себя: «Надо бы держаться от него на расстоянии не менее полутора метров, иначе заденет». Подробно показал строящийся (кстати, близко к центру города) комплекс, который будет состоять из двух храмов (в честь Спасителя и св. Екатерины), монашеской общины, Епархиального управления, нескольких хозяйственных построек.

За время общения на мою голову обрушилась масса деталей и цифр. Выяснилось, что митрополит Марк канонически относится к Русской Зарубежной Церкви, к одному из ее «осколков» (был упомянут архиерей из Нью-Йорка). Однако все его хозяйство зарегистрировано на ИПЦ (Р) (зарегистрировать на Зарубежную Церковь никак не получалось). Наверное, на практике участие Марка в жизни ИПЦ (Р) не ограничивается чисто юридическим аспектом. Марк (в миру Константин), как и я, является уроженцем Донбасса (он родился в городе Северодонецке, который сейчас находится под контролем украинских войск). Интересно, что один из его братьев является секретарем Северодонецкого епархиального управления УПЦ МП. То, что он оказался моим земляком, несомненно, повлияло на мое желание пообщаться с ним (я передал ему несколько экземпляров газеты «Луганщина SOS», выпускаемой Луганским землячеством Москвы, членом Правления которого я являюсь). До рукоположения (его рукополагал в священники митрополит Луганский и Алчевский Иоаникий в 1996 году) Марк (тогда еще Константин) закончил в Ленинграде два ВУЗа - военно-морской и медицинский. Воинской службе он посвятил 25 лет (был в нескольких горячих точках, в частности, в Афганистане и Анголе; дважды был ранен, побывал даже в плену). Служа на Луганщине, он построил здесь храм. Имел место инцидент с благочинным (впоследствии тот перешел к Филарету Денисенко). Будущий иерарх ИПЦ, заметив кощунство благочинного (после Литургии выливал остатки Святых Даров вместо их потребления), сильно поколотил его. После этого он подался в Одессу к недавно вышедшему из катакомб епископу Лазарю (Журбенко). Состоял в браке (он был расторгнут по вине супруги).

Поскольку я ничего не записывал, общаясь с Марком, то могу быть где-то не совсем точен. После восстановления по памяти нашего разговора всплывал ряд деталей, я их фиксировал и разделял на две части: в одну то, что можно внести в статью, а в другую то, что нет - нецелесообразно, рискованно. Определенно зафиксировал в своей памяти слова Марка о том, что в сан епископа он был рукоположен все-таки в Московском Патриархате (он даже показывал панагию, которая была ему вручена - это была панагия Патриарха Алексия I, выпущенная по случаю юбилея учреждения патриаршества на Руси). Около 5 лет, по его словам, был рядом с о. Николаем Гурьяновым. Рукоположен был Марк с целью содействия процессу объединения с зарубежниками. Трудно понять, что произошло дальше - похоже, что он сильно разочаровался, столкнувшись с вопиющим попранием норм нравственности в церковной среде. Спрашиваю его: «А где же Ваши нашумевшие фотостенды, обличающие нравственные пороки?» Он: «Раньше висели на улице - напротив стендов, рассказывающих о нашей жизни. Теперь висят в доме. Хочешь посмотреть? Могу переслать». Я: «Ой, не надо».

Показал вагончик - храм, увенчанный небольшой луковкой с крестом («как у вас, старообрядцев»). Храм наполнен благоуханием (у Марка прочные связи с Грецией, с хорошим ладаном проблем нет). Монахиня читала акафист новомученикам. Иконостаса нет. Престол вплотную к восточной стене. В храме, в основном, живописные изображения. Несколько икон канонического письма довольно искусной работы, в частности, икона апостола Марка - «писала игумения Феодосия, моя двоюродная сестра. Она заканчивала иконописное училище в Сербии, в городе Нови-Сад. Здесь возглавляет монашескую общину из 12 сестер». В храме два мощевика. Один из них с частицами мощей всех Киево-Печерских угодников. По словам Марка, у него есть несколько старопечатных книг, служебник 14-го века, старообрядческая панагия. Нет такс на требы, размер пожертвований представляет собой резкий контраст с соседними храмами.

Наблюдая за Марком в процессе нашего общения, подумал: «Крепкий хозяйственник (так часто говорили в советское время), крепкий орешек - такого голыми руками не возьмешь, много еще создаст напряга местной епархии, размах его деятельности не может не обезпокоить серьезно ее». Обрисовал внушительную картину своих связей и возможностей. Упомянул, в частности, крупную общину донских и кубанских казаков (ее возглавляет бывший руководитель местной полиции). Кстати, сам Марк из среды донских казаков. В день нашего общения постригал в монашество еще не старую женщину. На следующий день тоже намечался постриг. По словам Марка, духовенства у него более 40 человек. Показал письмо, где представители местного духовенства из Московского Патриархата зондировали почву -  предлагали либо «в более низшей степени священства» (по-видимому, епископстве), вернуться в лоно МП, либо принять схиму и стать духовником местного благочиния. Насколько я понял, на сегодняшний день такой вариант развития событий совершенно нереален. Динамика роста паствы ИПЦ впечатлила. Намечают крестные ходы по полторы сотни верующих. Ожидают великие святыни из Греции от тамошних старостильников.

Показал свое скромное жилище - вагончик на 4 человека, с кроватями в два яруса. С «удобствами» большие проблемы. Фотографии, где он в военной форме. Подарил видеокассету о своих приходах в Греции. Встает рано утром, уже в 4 часа делает зарядку. В потертом подряснике возит на тачках стройматериалы на площадку, где будут строиться храмы.

За скромной трапезой в другом вагончике от обличений Марком церковных структур «вяли уши». Я еще подумал: «Жаль, что маловато воды на столе (обычно я размешиваю водой крепкие напитки в случае их предложения), - а то бы можно их (т.е. уши) смочить, чтобы не завяли». Предложения, одно экзотичней другого, озвучивались митрополитом ИПЦ. Блеска в моих глазах они не вызывали. Мой взор при разговорах на подобные темы давно потух. «Зачем Вам больной и уже совсем не молодой человек? Я исследователь, аналитик, своим положением вполне удовлетворен. Как и Вы, я переживаю за Донбасс - мою малую родину». Про старообрядцев сказал, что Патриархии они не нужны, что их привлекут, выжмут и бросят. Естественно, Марк говорил про грядущий Всеправославный Собор, после которого, по его словам, будет введено поминовение римского папы. «Ты в системе - и пикнуть не можешь». На что я возразил, что довольно свободно себя чувствую и все, что хотел, сказал в своих статьях и книгах.

В процессе затягивающегося застолья впечатления становились все более сумбурными и неоднозначными. Марк, например, нахваливал моего семидесятилетнего водителя («преданный тебе человек» и т.п.) - хорошо бы ему принять сан. На мое замечание, что он второбрачный, отмахнулся - мол, нужды ради, бывает применение закона. Я еще подумал: «Ну вот, здрасте. Чем же тогда оправдывается наименование "Истинно-Православная Церковь", если в ней те же знакомые язвы?!» Кстати, в трапезной в рамке были помещены фотографии Предстоятелей Старообрядческих Церквей Патриарха Александра и митрополита Корнилия. Здесь же фотография «Святейшего Рафаила, Местоблюстителя Патриаршего престола» и Патриарха Кирилла. Тяжеловатое ощущение от общения, почувствовал некоторое опустошение. Огромный объем информации, что-то вставить в этот поток было непросто.

Одно обстоятельство, однако, выглядело довольно четко: движение, позиционирующее себя как истинно-православное, альтернативное официальному, набирает силу, находится в безспорном тонусе и динамике. Возникает вопрос: что делать? Одно могу сказать однозначно: жертвенность, безкорыстность, безукоризненная нравственная чистота носителей священного сана необычайно востребованы. Без стяжания этих качеств служителями алтаря нечего и надеяться, что разделение будет уврачевано.

 

Игумен Кирилл (Сахаров), настоятель храма свт. Николы на Берсеневке, член Союза писателей России

 

 

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную