Публикации

Игумен Кирилл (Сахаров).

Вскоре после тысячелетия Крещения Руси…

Часть 3


Передо мной трудная задача – разложить по полочкам большой ворох бумаг из папки с заголовком «Союз Православных братств. Избранное». О многом было написано в 1 и 2 частях моих воспоминаний (см. «У руля Союза Православных братств»). Но написано кратко, тезисно. Огромный объем материалов оказался «за бортом». Между тем, он представляет, на мой взгляд, немалый интерес. Ряд материалов по времени не совсем «вскоре после 1000-летия», а относится к «лихим девяностым» - аж до 1997 года (до окончания второго срока моих полномочий в качестве председателя Союза Православных братств). Я тогда окончательно убедился в охлаждении ко мне, как председателю СПБ, да и к самому СПБ в целом, со стороны Патриарха Алексия. Патриарх перестал реагировать на наши обращения, видимо он окончательно «подвел черту». СПБ не был формально упразднен, его просто перестали замечать. В 1997 году, когда завершился второй срок моих полномочий, на конференции СПБ меня избрали на третий срок, но я взял самоотвод. Хочу сказать, что первый срок моих полномочий в качестве председателя СПБ (1991-94 гг.) был очень бурным, насыщен разными акциями и множеством заявлений и обращений. СПБ касался буквально всего – от известной речи Патриарха Алексия II перед раввинами до увольнения 28-ми священников из числа преподавателей Московской духовной академии, некоторые из которых были духовниками братств (февраль 1992 года). Особенно мне запомнилось в этой связи расширенное собрание СПБ летом 1993 года в г. Сергиев Посад. На собрании выражалось недоумение по поводу содержания (см. публикации газет «Московские новости», «Еврейской газеты») выступления Святейшего Патриарха Алексия II перед раввинами  во время посещения США в ноябре 1991 года. Это недоумение касается, прежде всего, опубликованных слов Патриарха о духовном родстве и поклонении одному богу. Говорилось о том, что ветхозаветная религия и талмудический иудаизм – это совершенно разные религии и никакого диалога с теми, кто ожидает лжемессию-антихриста, быть не может.


Выражалось пожелание, чтобы Предстоятель нашей Церкви дал как можно скорее разъяснения народу церковному по поводу этого выступления. В противном случае то большое смущение, которое это выступление вызвало, еще больше увеличится и будет иметь еще более серьезные последствия.


По поводу речи Патриарха собрание приняло целое заявление. До собрания к членам СПБ обращался известный московский священник, который делился своим смущением по ее поводу. Помню еще встречу в ОВЦС актива Союза с такими  «тяжеловесами», как ныне уже покойные протопресвитер Виталий Боровой и А.С. Буевский. Отец Виталий признал, что составителем речи был он. Батюшка заметно нервничал и эмоционально доказывал, что содержание речи «в русле позиции виднейших наших богословов и мыслителей начала ХХ века».


СПБ резко выступил против намерения протестантов провести свое мероприятие в Кремле под названием «Библия для всех. Путь к новой жизни». В заявлении по этому поводу говорилось об отрицательном отношении СПБ «к целенаправленной миссионерской деятельности католической, протестантских и иных конфессий на территории России – Святой Руси, которая является оплотом Святого Православия». Был выражен протест по поводу намерения проведения в Кремле еврейского праздника Ханука. Обращался СПБ даже к Главам Поместных Православных Церквей, например, по поводу экуменизма и нового календарного стиля. Так, в октябре 1993 года, в письме Патриарху Иерусалимскому Диодору СПБ выразил свою глубокую озабоченность по поводу конфликта с Константинопольским Патриархом. В письме говорилось: «Мы считаем, что ни одна Поместная Православная Церковь не может претендовать на то, чтобы вся диаспора была в ее подчинении.

Свидетельствуем Вам, Ваше Блаженство, о нашей радости по поводу того, что Иерусалимская Церковь, как и Церковь Русская, хранит канонический старый юлианский календарь. Нам близка и Ваша антиэкуменическая позиция. В экуменизме мы усматриваем серьезную угрозу чистоте Святого Православия». Насчет церковного календаря  писали Патриарху Константинопольскому  Варфоломею. Было еще письмо Совета СПБ митрополиту Варшавскому и всея Польши Василию. Митрополит отвечал: «Народ наш православный геройски защищал старый календарь еще в 1925 году. В настоящее время новый календарь введен был, в условиях военного времени, насилием или из-за страха. Таких приходов у нас до 10. Да благословит Союз Православных братств Господь Бог! «Стойте и держите предания…» (2 Фес.2,15). И мы тоже стоим, Господу содействующу».


     Участникам Архиерейского Собора 1994 года было направлено пространное обращение СПБ. Ввиду значимости вопросов, поднятых в этом обращении, приведу его полностью:


 «Ваше Святейшество! Ваши Высокопреосвященства!
Православные братства обращаются к вам с чувством глубокой тревоги за судьбы Православной Церкви в России. Нас весьма беспокоят определенное снижение авторитета духовенства в народе, негативные явления приходской жизни.
В этом есть, безусловно, наша общая вина, и исправления положения без правильного вмешательства Архиерейского Собора ждать не приходится. Хотелось бы обратить вни­мание на следующие вопросы церковной жизни в надежде на Ваше понимание и доверие к нашим оценкам явлений.

  1. Авторитет Церкви весьма страдает от продолжающейся политики поддержки явно антиправославных и антинародных властей. Мы выступаем за строгую аполитичность Церкви в отношении ко всякой власти, отличной от Православного Самодержавия и не ставящей своей главной задачей приведение граждан ко Христу и Церкви Его, воспитание достойных граждан Отечества Небесного. Такая неправославная власть может требовать от нас лишь точного исполнения своих законов в той мере, насколько это не противоречит прямо заповедям Божиим и христианской совести. Но церковное благословение, благословение Господне этой власти сопутствовать не должно, тем более что нынешняя власть скомпрометировала себя бесчисленными грехами против народа, против нравственных и духовных его устоев.

Полагаем, что необходимо церковное осуждение кампании нравственного растления как государственной политики правящего режима, служащего интересам мирового анти­христианского правительства, которое ставит своей задачей духовное и физическое убийство нашей веры и Родины.

  1. Великий соблазн сеет в душах православных не прекратившееся на деле участие Русской Церкви в экуменическом движении. Еще десять лет назад людей можно было успокаивать, что экуменизм есть всего лишь свидетельство православной истины перед инославным миром. Ныне этому уже никто не верит, потому что с распространением творений святых отцов, в которых со всей определенностью исключается возможность ду­ховного общения с еретиками без вреда для христианской совести с одной стороны, а с другой - общеизвестные ритуальные действа на ассамблеях ВСЦ (например, в Ванкувере и Канберре), носящие открыто демонический характер, и присутствие православных иерархов и клириков при их совершении. Видя все это предательство Православия, люди готовы идти в любые расколы и секты, верить самым нелепым обвинениям в адрес Церкви.

Мы считаем, что нашей Церкви необходимо выйти из ВСЦ и открыто проводить в жизнь принципы православного прозелитизма, предусматривающего однозначную определенность каждого в своей конфессиональной принадлежности, без попыток "обогащения" Православия еретическим зловерием. Практику так называемых экуменических молитв мы считаем грубым нарушением канонических правил, запрещающих общение с еретиками.
Извращения приходской практики, как показывает опыт, неисправимы энтузиазмом отдельных ревнителей. Принятие различных таинств в осуждение и совершающим, и приступающим - самая распространенная реальность наших дней.
Конкретно речь идет о следующем:

  1. продажа треб, в особенности крещения;
  2. допуск ко крещению без проверки желания крестящегося (его родителей и воспри­емников, если младенец) стать православным христианином и членом Церкви со всеми вытекающими обязанностями, без отречения его от прошлого зловерия (безверия), в котором он доселе пребывал, без должной исповеди перед крещением, без осмысленного обещания своего нравственного исправления. Простая катехизация, проводимая кое-как, не затрагивающая волевой части души крестящегося, абсолютно недостаточна для долж­ного принятия св.Таинства;
  3. противное всем церковным правилам окропительное и обливательное крещение, продолжающее оставаться массовым;
  4. общая исповедь и отсутствие запрещений на принятие Св.Таинств за смертные грехи, в особенности за нераскаянное в них пребывание (прежде всего оккультизм, магия, блуд, детоубийство, лихоимство-бизнес);
  5. отпевание всех без разбора, в т.ч. самоубийц;
  6. венчание браков без предварительной церковной подготовки (говения, брачного обыска и пр.) и игнорирование при венчании факта совершившейся половой близости.

Все эти вопросы требуют авторитетных решений Архиерейского Собора, а не перекла­дывания ответственности на личную пастырскую совесть священников. При установив­шейся порочной практике люди привыкают к легкоспасенству, почитают достаточным сам факт совершения обряда или таинства. Никакие убеждения не действуют, пока эта практика не исправлена хотя бы законодательным порядком. Решения Собора по этому вопросу нужны даже в том случае, если по условиям приходской действительности где-то нет возможности проведения их в жизнь. В худшем случае должны быть изданы соответ­ствующие распоряжения о требах, носящие рекомендательный характер, с увещанием пастырей всемерно держаться канонической традиции.
Затянувшаяся канонизация свв. Новомучеников Российских, подчеркнуто небрежное отношение к вопросу канонизации, когда святые прославляются даже без тропаря, хотя целая комиссия несколько лет изучала до этого давным-давно известные материалы, - все это тоже не располагает православных к благоговейному их почитанию. Почему уже который год принципиально отвергается идея соборного прославления свв. Новомучеников, хотя давно уже имеется опыт соборного прославления святых данной местности, объединение которых в одной службе порою выглядит весьма более искусственным, чем единство подвига в Соборе свв. Новомучеников? Были уже обращения духовенства на эту тему, приводилось множество весьма резонных соображений, но особых сдвигов не видно.


Чрезвычайное смущение в умах православных людей вызывают разговоры о возможности объединения с монофизитами. Мы уверены, что какие-либо опрометчивые решения по этому вопросу вызовут самые тяжелые последствия.


Полагаем полезным свидетельство Архиерейского Собора о верности Русской Цер­кви таким важным сторонам церковной жизни, как древний святоотеческий календарь, церковнославянский язык богослужения, нерушимость древних литургических текстов (имеются в виду песнопения Октоиха, Постной и Цветной Триоди, подвергающиеся нападкам со стороны определенных сил по обвинению этих и некоторых других текстов в "антисемитизме").


Однозначная, взвешенная позиция Архиерейского Собора по этим вопросам, постав­ленным не нами, а жизнью, весьма упрочила бы авторитет его, как и всей Русской Православной Церкви. Молчания и недомолвки оказываются только на руку врагам Православия, не прекращают, а напротив, только усиливают всяческие соблазны.


Учитывая важность принципиальной православной оценки явлений современной церковной жизни, наше недоумение вызывает состав синодальной богослужебной комис­сии. Почему в нее входят люди, не отличающиеся твердостью в Православии и даже просто не имеющие систематического церковного образования?


Просим, чтобы наконец-то было реализовано решение предыдущего Поместного Собора о введении Церковного суда».

На Соборе прозвучала резкая критика в адрес СПБ. Было принято решение, предписывающее СПБ в целом и братствам по отдельности пройти перерегистрацию. В октябре 1995 года я написал Патриарху  докладную записку о деятельности братств, входящих в СПБ. На эту докладную записку я получил резолюцию, которая была последней со стороны Патриарха Алексия  Второго. Вот ее текст: «2.Х.1995.   Благодарю  Ваше  Высокопреподобие  за  представленную   информацию   о   деятельности   православных   братств   и  сестричеств. Из информации явствует, что только некоторые братства осуществляют конкретную деятельность по восстановлению порушенных храмов, изданию литературы, просветительской деятельности, организации возрождения народных промыслов. Некоторые существу­ют только номинально, а деятельность некоторых трудно сопоставить с задачами Церкви сегодня.


Лишний раз убеждаемся в необходимости перерегистрации братств и сестричеств и предоставлении отчета о своей деятельности. Только в таком случае братства и сестричества могут входить в Союз Православных братств и сестричеств".


  Последними моими инициативами на посту председателя СПБ (конец 1997 г.) было принятие двух обращений по поводу церковного раскола 17 века: одно - членам Синода, а второе ко всем архиереям РПЦ МП. Приведу текст второго обращения:


«Ваше Высокопреосвященство! К великому сожалению, не уврачевана рана нашей Церкви - церковный раскол 16 века. До сих пор, несмотря на Деяние Поместного Собора РПЦ 1971 г. "О снятии клятв с древнерусских обрядов", бо?льшая часть нашего духовенства и паствы не знает правды об этой поистине величайшей трагедии Русской Церкви, относится настороженно к ревните­лям древнерусского благочестия в ее рядах. 3а более чем 300-летний период, прошедший со времени Большого Московского Собора 1666-67 годов, накоплен огромный фактический материал, опубликовано множество научных трудов, позволяющих безприст­растно взглянуть на проблему. Около 200 лет существует единоверие. Виднейшие иерархи Церкви высказывались о несостоятельности наложенных на старые церковные обряды клятв. Наконец, Поместный Собор 1971 года…. 

Все это, казалось бы, должно было унять страсти и успокоить совесть сотен тысяч приверженцев древнерусских традиций. Однако этого, к сожалению, не произошло. Этому способствует отсутствие разъяснительной работы духовенства с паствой, игнорирование остроты вопроса в духовных учебных заведениях, поверхностные ответы некоторых пастырей на вопросы слушателей радиостанции "Радонеж", отсутствие соответствующей литературы на прилавках магазинов, торгующих церковной литературой. Как будто существует некое негласное "табу" на все, что так или иначе связано с древнерусским богослужением, со старыми церковными обрядами, текстами и т.д. Такое положение вещей не может вызывать ничего, кроме смущения у верующих. Замалчивать же все, что связано с богослужением по древне­му, освященному памятью сонма великих Русских святых, церковному Уста­ву и церковным книгам до реформ патриарха Никона, просто недопустимо. К тому же этим ставятся под сомнение и сам  Собор 1971 года, и признан­ные на нем равноспасительными чины и обряды дониконовского периода истории нашей Церкви.
Целью нашего обращения является лишь стремление обратить Ваше внимание на ненормальное положение вещей, сложившееся, в первую оче­редь, во взглядах на русскую историю, на ее высочайшую церковную куль­туру, многое, к сожалению, утратившую в результате послениконовской секуляризации и сегодняшнего забвения.
Сегодня, сейчас, когда многое из нашего накопленного веками духовного богатства оказалось безвозвратно утерянным, а многое в скором времени также уйдет в небытие в результате преступного пренебрежения современников, мы просим Вас, досточтимые архипастыри, принять справедливые решения по данному трагическому для нашего народа, нашей истории и нашей Церкви вопросу».           

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную