Публикации

Игумен Кирилл (Сахаров).

Вскоре после тысячелетия Крещения Руси…

Часть 2


В этой части я бы хотел подробнее вспомнить первые шаги Союза Православных братств, первые годы его деятельности. В первой части своих воспоминаний я кратко писал на эту тему,  хотел бы дополнить новыми материалами. Учредительный съезд СПБ состоялся 12 октября 1990 года в Доме кино. Я не был его участником, но знаю, что накануне его открытия в соборе Василия Блаженного был отслужен молебен перед началом всякого доброго дела. В начале работы съезда было оглашено приветственное слово Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Слово было кратким, но очень содержательным и вдохновляющим. Вот его текст:
«Дорогие братья и сестры! Я рад, что во многих сердцах Господь пробуждает желание служить Его Церкви. Приветствую ваши усилия по созданию Союза Православных братств, целью которого является возрождение подлинного духа соборности и религиозно-нравственного просвещения, содействие изменению духовного климата в обществе, возрождение православных и культурных традиций, оказание помощи немощным и страждущим. Настало время выйти из церковных оград для служения обществу во имя идеалов Церкви Христовой. Каждый христианин при крещении берет на себя обет быть воином Христовым, защитником Церкви. И ни с одного мирянина, особенно если он находится в деятельном возрасте и добром состоянии духа и здоровья, не может быть снята ответственность за те таланты, которые ему дал Господь для их сугубого умножения. Если в вас возгорелся талант деятельного человеколюбия, подлинного миссионерского делания – ищите и создавайте пути и средства для исполнения своего христианского призвания. Десятилетиями деятельность Церкви ограничивалась лишь храмами, но и у этих нелегких лет по воле Провидения был благой итог: свободные лишь в своей молитве, мы острее почувствовали, что главное богатство в жизни христианина – это молитвенное и евхаристическое общение с нашим Господом. Теперь появилась возможность деятельного общественного служения. Чтобы оно было плодотворным, нам нельзя забывать то, чему мы были научены в школе молитвы. Лишь в той мере, в какой мы даем Христу жить и действовать в глубине наших душ, мы можем благовествовать другим возможность обновленной жизни во Христе. Надеюсь, что члены вашего Братства избегут и замкнутости лишь в своем личном духовном делании, и искушения безблагодатного внешнего активизма. Вживайтесь в жизнь Церкви, пристальнее вглядывайтесь в строй ее бытия и смысл всех ее установлений. И открывшемся вам делитесь с окружающими, являя им Христа не только в слове проповеди, но и в своих добрых делах и, прежде всего, в веянии духа благодати и любви, который да живет в ваших сердцах. Господь да благословит ваши добрые дела, служащие прославлению Отца нашего, иже на небесах. Патриарх Московский и всея Руси».


Владыка Кирилл в своем выступлении отметил важность «Литургии после Литургии», т.е. активной социальной работы на благо ближних, послушания Священноначалию. Обратил внимание на опасность в работе братств уклонения в  предпринимательство.


В начале следующего года на меня вышел председатель СПБ игумен Иоанн (Экономцев) с предложением подключиться к работе этой организации. Понимая, что мое согласие может повлечь за собой подъем по карьерной лестнице, я заколебался. Духовник, однако, благословил, подчеркнув при этом: «Главное не забывай молитвы». В беседе со мной архиепископ Сергий (Фомин) и о. Иоанн (Экономцев) отметили следующее: «Необходимо направлять деятельность Братств, чтобы она имела церковный характер . Братства очень разные. У некоторых из них есть тенденции к расколу, у некоторых нет священнического окормления. Есть даже такие, которые объявляют себя братством и вступают в контакт с СПБ лишь ради регистрации, после которой занимаются своими делами. К работе необходимо подойти не формально, не просто как к нагрузке, а повести людей за собой, быть общительным. На первых порах не нужно особенно оказывать давление, а когда со временем будет авторитет, тогда можно будет действовать более активно. «Главное – пастырское окормление». В качестве примера было указано братство в городе Клин Московской области. В конце нашей беседы отец Иоанн сказал: «На следующей неделе будет заседание Совета братств. На нем я представлю Вас, как своего заместителя». 24-го мая (день моего Ангела) 1991 года за № 144 вышел указ Патриарха следующего содержания:
«Наместнику Свято-Данилова монастыря архимандриту Ипполиту. Иеромонаху Кириллу (Сахарову), насельнику Свято-Данилова монастыря, благословляется работать в Совете Союза Православных братств, одновременно сочетая эту работу с монастырскими послушаниями».
О. Ипполит, как и следовало ожидать, отнесся отрицательно к моему назначению. Был очень недоволен о. Иоанном (Экономцевым) за занятие кабинета в офисе монастыря. Он считал, что назначение насельников обители на какие-то должности вне монастыря - это подрыв монашеского братства. «Мне мертвые души не нужны. Все послушания по монастырю за тобой сохраняются. Смотри, выбирай: либо в монастыре, если он тебе дорог (это я подтвердил), либо у о. Иоанна (Экономцева)». О нем он так говорил: «Нецерковный человек, протестантского плана, не умеет служить, делать возгласы, не знает службы – какой из него председатель Отдела церковного просвещения? Митрополит Кирилл его погнал и правильно сделал». И еще: «Если слаб здоровьем - пиши мне прошение, а я рапорт Патриарху об освобождении тебя. Заниматься в  СПБ - в свободное от послушаний время. Все отлучки из монастыря более чем на сутки - с моего письменного разрешения, а менее, чем на сутки - с ведома благочинного. Для того, чтобы куда-то поехать, пиши прошение на мое имя, на прошении должно быть ходатайство о. Иоанна, а далее на мое усмотрение». О. Иоанн сначала порывался в отношении меня делать все  помимо наместника, через Патриарха, но я его отговорил, опасаясь конфронтации. Мои ссылки на благословение духовника были для о. Ипполита неубедительными. Произошло следующее искушение: чтобы загрузить меня по полной программе, наместник назначил меня продавцом за свечной ящик. Меня всегда тяготила механическая, не творческая работа. Чтобы как-то ослабить навалившуюся тоску, я стал привлекать помогать своих друзей. Это показалось подозрительным.
Произошла внезапная проверка, выявившая какие-то недочеты, и меня с оскорбительной формулировкой освободили от этого послушания.


Между тем, я постепенно стал втягиваться в работу по линии СПБ. Буквально через неделю у меня состоялась беседа с членом СПБ, ныне очень известным журналистом А. Солдатовым. Он, в частности сказал: «На сегодня СПБ – это нечто неопределенное; в его работе - застой. Некоторые более не видят для себя смысла в его существовании, опасаются потерять свою независимость».
Важной была встреча, прошедшая в Институте мировой литературы (ИМЛИ) 29 мая. Участниками встречи были известные московские священнослужители и представители православной интеллигенции. Была большая повестка свершений в самых разных сферах церковной жизни. О. Иоанн (Экономцев) поделился планами работы недавно созданного Отдела по религиозному образованию  и катехизации (университет, школа катехизации, радиоцентр, телецентр, школа духовного пения и т.д.). Особо он остановился на проблеме взаимоотношений с музейными работниками в связи с процессом передачи церковных ценностей РПЦ МП. «До последнего времени возможности Церкви были ограничены, она была в политическом гетто. Сейчас открываются новые перспективы», - отметил он.


    Н.Н. Лызлов (тогда депутат Моссовета, ныне священник) говорил о необходимости восстановления исторической справедливости по отношению  к Церкви, искупления вины перед ней и выплаты компенсации за ее потери. За передачу Церкви  храмов, икон. О.Владислав Цыпин выступил с докладом, название которого говорит само за себя: «РПЦ – единственный законный наследник церковного имущества до 1917 года». В докладе отвергались претензии различных группировок «альтернативного православия» на собственность. Разговор на эту тему неизбежно касался декларации митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности к советской власти (1927 год). «По сути, в декларации нет ничего нового, сравнительно с рядом посланий Патриарха Тихона и его Завещанием» - отметил докладчик (реплика присутствовавшего о. Иоанна Свиридова: «Ну, загнул!»). Протоиерей Александр Салтыков выступил с предложением создать «Общество ревнителей православной культуры». «Церковное имущество - все до последнего гвоздя - отнято преступно,  грабительски и должно быть возвращено», - подчеркнул он. С инициативой создания Музея церковных древностей выступил В.Н. Сергеев (автор книг о прп. Андрее Рублеве (в серии ЖЗЛ) и «Икона в Церкви и культуре: антитеза или синтез»). О необходимости соблюдения канонических норм в иконописании говорил о. Николай Чернышов из МДА. А.Червяков поставил вопрос о возвращении Церкви Патриаршей ризницы, которая, по его мнению, должна стать научным центром.


 3-го июня на заседании совета СПБ о. Иоанн наставлял меня: «Нам не нужно создавать бюрократический аппарат. Братство должно иметь автономию, свободу действий. Над ними необходим надзор, главным образом, в духовной сфере. СПБ должен реализовывать крупные мероприятия, которые отдельные Братства провести не в силах. В вашем ведении должен быть ряд проектов. Необходимо поддерживать Братства на окраинах, где коммунисты теряют власть, и русскоязычное население остается без поддержки. Нужно его сплачивать. Необходимо создавать ассоциации православных учителей, экологов, славистов, журналистов». Это заседание запомнилось выступлением Натальи Леонидовны Высоцкой. «Борьба с преступностью должна быть не только через усиление карательной политики, но и через милосердие. Церковь должна в первую очередь прийти к осужденным. Необходимо организовывать комнаты для молитвы в местах заключения и работы с письмами заключенных».
Неожиданной была беседа с моим замом по СПБ В.А. Захаровым 7 июня 1991 года: «До настоящего времени деятельность СПБ прошла в пустоте и болтовне. Никто серьезно делами не занимался, все было на самотек. Часть братств существует на бумаге, а часть является фактически кооперативами, члены которых далеки от церковности». В беседе с о. Иоанном (Экономцевым) в это же время запомнился его рассказ о поездке в Челябинск, где имела место конфликтная ситуация между братством и правящим архиереем епископом Георгием. Братство, духовником которого был иеромонах Севастьян (Жатков), подозревалось в ориентации на Зарубежную Церковь (последующие события это подозрение подтвердили). Запомнились слова о. Иоанна о епископе Георгии: «Он абсолютно не тянет – ему бы быть сельским попом». О городе: «Он создавался чудовищным гигантом. Был закрыт для иностранцев. Все контролировало КГБ. Верующие приравнивались к шпионам. Линия была на тотальное искоренение религии». Запомнилось заседание Совета в декабре 1991 года, на котором обсуждалась декларация митрополита Сергия. Выступал по этому вопросу уже упомянутый мною А.В. Солдатов. Резкой критике он подверг тезис о преемственности позиции митрополита Сергия от позиции Патриарха Тихона по отношению к Советской власти. «Они далеко не идентичны и не одинаковы. Путь Патриарха Тихона – это путь личного уничижения и умаления перед властями. Митрополит Сергий пошел путем предания Церкви в руки нецерковных сил. Он выступал от имени Церкви, а Патриарх Тихон от своего имени».


 Запомнились выступления на заседаниях Совета СПБ прот. Федора Мушинского с предложением просить Правительство объявить рыбными днями среду и пятницу; В.Н.Осипова с предложением провести встречу с представителями Зарубежной Церкви. В это же время у меня состоялась первая беседа с председателем ОВЦС митрополитом Кириллом. Владыка был недоволен тем, что количество людей, обещанных Иоанном (Экономцевым) для распределения гуманитарной зарубежной помощи, в реальности было в десять раз меньше. Сетовал  на то, что некоторые прикрываются вывеской братства, а на самом деле решают свои коммерческие дела. Есть тенденции в сторону Зарубежной Церкви. Владыка пригласил меня для более обстоятельной беседы, чтобы «дать правильное направление».


После Второго съезда СПБ, на котором меня избрали председателем, в состав СПБ в качестве ассоциированного члена  было принято Братство «Сретение», возглавляемое о. Георгием Кочетковым. Это произошло на заседании Совета 28 октября 1991 года. Было отмечено следующее: «Совет Союза Православных братств не разделяет некоторых позиций в литургической практике Братства и выражает опасение по поводу модернистских тенденций в его деятельности». Вскоре от руководства православного братства из города Алма-Ата пришло взволнованное письмо по поводу деятельности о. Георгия, вносящей там «нестроения и смятения». Братчики писали: «2-3 года назад он начал наезжать к нам полуподпольно, собирая по домам небольшие группы интеллигентствующей публики, там появлялись и священники. Уже тогда все это вызывало безпокойство. В прошлом и в этом году он приезжал уже, как он сказал, с благословения Патриарха. Мы случайно попали на одну из его встреч и были поражены тем, что там происходило. Явные и неприкрытые экуменистические симпатии, и одновременно речь шла о том, что Русская Церковь должна покаяться в связях с КГБ, в расколе и гонениях на евреев. Он говорил о необходимости изменения канонических уложений, изменений церковного календаря, языка богослужения. Наши попытки остановить его ссылками на св. отцов были встречены явным пренебрежением к святоотеческим авторитетам. С неменьшим пренебрежением отзывался он об епископате и священниках. Очень настаивал на необходимости писать письма с требованиями, добиваться введения нового богослужебного устава, хотя бы пока в отдельных приходах.  Что  это, как не  призыв   к расколу? Кочетков  создал  у нас здесь несколько групп, находя­щихся  пока  вне  Церкви (хотя  есть уже и священники-кочетковцы), с достаточно жесткой  структурой. Если на первый год допускаются все, то со второго года начинается отбор после бесед с Кочетковым  и  характеристик старост,  над посвященными читается  "молитва" и  они   могут  присутствовать на собраниях второго  года.

"Непосвященным" запрещено присутствовать   на этих встречах. Эти  группы  находятся   в    строгом  подчинении  Кочеткову  и ездят к нему в  Москву. Все это напоминает известные нам структуры «радетелей за всеобщее  братство.
Можно представить, какими "отборными" будут слушатели этих групп к  шестому году "обучения". Кочетков  ссылается на  благословление  Патриарха. Вся ситуация, как она выглядит в Москве,  для нас непонятна. Но подобные визиты, как Вы понимаете, не могут не вызы­вать нашего крайнего безпокойства.


Просим  Вашей помощи в следующем:
1. Разъяснить, если возможно - письменно, кто такой Кочетков,  каковы его цели, задачи, взгляды, каково отношение Союза  Братств  к  нему.
2. На   что он имеет  благословление  Патриарха, неужели на то, чтобы  ездить не по глухим    православным местам, с т.н. "миссионерской   деятельностью" (по существу – обновленческой) в епархии, существующие  сотни  лет, где есть свое твердое в вере духовенство, трудящееся над окормлением паствы. Мало  нам инославных миссионеров!!! То, что  поездки Кочеткова вносят нестроения и раскол - совершенно очевидно.
Ваша помощь  нам  очень  нужна, тем более что известно, насколько трудно остановить и  уличить раскольников, обновлен­цев и  др. Вспомним, хотя бы ересь жидовствующих и сколько трудов приложил прп. Иосиф Волоцкий и свт. Геннадий  Новгородский для искоренения ее».


Вал  критики  в адрес братства нарастал. На 3-м съезде СПБ в Петербурге проявилось острое противостояние между  правым большинством и левым меньшинством, главным образом с братством «Сретение». Вскоре после съезда это братство заявило о своем выходе из СПБ.
2 октября 1993 года члены Совета СПБ направили Патриарху следующее обращение.
«Ваше Святейшество! В самом центре нашего стольного града - в церкви Сретения Владимирской иконы Божией Матери творятся странные вещи. Как мы знаем, без Вашего благословения настоятель церкви о. Георгий Кочетков со своим братством "Сретение" уже не первый год занимается экспериментаторством над великой святыней - православным богослужением. Отвержение иконостаса, русификация богословских текстов, игнорирование дисциплинарных норм, касающихся подготовки к причащению, обливательная фор­ма крещения, произвольное изменение структуры всенощного бдения и литургии - вот только некоторые примеры фактически неообновленческой ориентации о. Георгия и его сподвижников. Все это сеет смуту, заражает своим дурным примером.


Православные братства и сестричества, объединяющиеся в Союз Православных братств, стоят на строго православных позициях, на платформе верности церковным канонам и святооте­ческому наследию.
Мы глубоко обезпокоены деятельностью братства "Сретение", возглавляемого о. Г. Кочетковым и А. М. Копировским.


Смиренно выражаем свои пожелания:


1. Изъять из ведения о. Георгия церковь Успения в Печатниках, назначив туда       отдельного священника.
2. Вернуть церкви Сретения Владимирской иконы Божией Матери ее первоначальный монастырский статус, сделав ее подворьем одного из монастырей.
3. Строго предупредить о. Г. Кочеткова о недопустимости без благосло­вения Высшей  Церковной Власти делать какие-либо изменения в церков­ном богослужении.
Сыновне заверяем Ваше Святейшество всвоей твердой поддержке Вашим усилиям, направленным на укрепление канонической дисциплины в нашей Святой Церкви».

Критике СПБ подвергся видный сотрудник Отдела религиозного образования и катехизации В.А.Никитин. В начале февраля 1993 года члены Совета СПБ направили Патриарху письмо с критикой проуниатских высказываний В.А.Никитина, на которые было получено следующая резолюция: "12.02.1993. Игумену Иоанну, Председателю Отдела по рел.обра­зованию и катехизации. - Может ли быть гл.редактором офици­ального органа Отдела человек, проводящий идею унии. Сделать выводы и доложить". По поводу В. А. Никитина было еще такое заявление:


«Главным редактором официального органа Отдела по религиоз­ному образованию и катехизации Московского Патриархата - журнала «Православный путь» назначен В.А. Никитин.
В парижской газете "Русская мысль" напечатана статья В.А.Ни­китина "Митрополит Московский Исидор и российский цезарепапизм" (14.11.1992 г.).
Приведем лишь краткие выдержки из этой статьи: "Эхо Унии, торжественно провозглашенной под куполом Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции... не может погаснуть, оно и поныне витает над на­ми... Делу митрополита Исидора суждено историческое бессмертие... Вячеслав Иванов, глубоко убежденный в идее Унии, оказавшись в Риме и войдя в евхаристическое общение с Западной Церковью, сказал, что в России он дышал половиной легких, а на Западе обрел полноту дыхания. Такое дыхание, на наш взгляд, и есть второе дыхание, обе­тованное Господом Своему стаду, у которого будет Единый Пастырь".
Следовательно, по мнению автора статьи, - пока у Церкви нет Единого Пастыря в лице Господа нашего Иисуса Христа.


Процитируем далее: "С достижением этого вожделенного един­ства, (то есть унии), мы связываем и надежды на подлинное, а не на иллюзорное духовное возрождение в России, обогащение и обнов­ление... Именно Римская Церковь... призвана к восстановлению един­ства в христианском мире".
Данная статья свидетельствует о том, что путь Православия видится В.А.Никитину однозначно - как путь унии с папизмом.
Союз Православных Братств выражает обезпокоенность право­славного народа назначением главным редактором официального изда­ния Московского Патриархата человека с откровенно униатскими взглядами и считает это особенно возмутительным в условиях войны, раз­вязанной папизмом против Святого Православия у нас на Родине. Ревностная приверженность В.А. Никитина идее унии с папизмом несет соблазн для возможных читателей журнала и дискредитирует священно­началие Русской Православной Церкви».

3 ноября 1993 г. Совет СПБ направил Патриарху письмо с выражением обезпокоенности деятельностью радиостанции «София». Вот его текст:

«Ваше Святейшество! Уже длительное время в программе 1-го канала радио по субботам выходит радиостанция "София", которая объявляет себя официальным голосом Отдела по катехизации и религиозного образования Московской Патриархии. Руководит радиостанцией, как настойчиво под­черкивают ее дикторы, кандидат богословия, протоиерей Иоанн Сви­ридов.
От официального органа Отдела по катехизации естественно было бы ожидать разъяснений основ православного вероучения, выступлений православных авторов, в чем так нуждается наш народ. И, что особенно важно, на фоне засилья протестантских проповедников на телевидении и радио и открытой войны папизма против Православия в некоторых епархиях Московской Патриархии.


Но, напротив, радиостанция  "София", как бы в оправдание того, что она финансируется католической миссионерской организацией "Помощь Церкви в беде", становится некоторой "пятой колонной", которая изнутри нашей Церкви способствует духовной агрессии про­тив Православия.
Кандидат богословия протоиерей Иоанн Свиридов, конечно, не допускает в своих выступлениях проявления явных прокатолических высказываний. Но полуторачасовая еженедельная программa наполне­на католическими авторами, причем далеко не случайными. Так, постоянным участником передач является Ирина Иловайская, главный редактор газеты «Русская мысль».


Будучи убежденной католичкой, Иловайская вхожа в самые верхи иерархии Ватикана, и неоднократно на свою антиправославную деятельность получала непосредственно благословение и соответствующее финансирование Папы. Кстати, именно в газете Иловайской была опубликована скандальная по своей откровен­ной униатской апологии статья главного редактора официально­го журнала Отдела по катехизации Московского Патриархата "Путь Православия" В.Никитина, а также его ответ на обличе­ние Союза Православных братств, в котором не содержится ни капли раскаяния, но лишь обвинения Союза Православных братств в "черносотенстве".


В этой же газете, видимо, в качестве "благодарности за эфир­ное время" печатается и протоиерей Иоанн Свиридов ("Русская мысль" № 3996 от 16-22 сентября 1993 г., стр. 17).


Предоставляется эфир также иезуитам, священникам, пропаган­дирующим софианскую ересь и писания Даниила Андреева, т.е. в передачах радиостанции чувствуется духовная неразборчивость, несовместимая со статусом официального органа Отдела по кате­хизации (!) Московского Патриархата.
Таким образом, деятельность радиостанции "София" не только не несет православное просвещение нашему народу, но дезориенти­рует его.
Смиренно просим Вас, Ваше Святейшество, обратить внимание на обезпокоенность православных людей негативными моментами в деятельности радиостанции "София"».

В декабре того же года Совет СПБ направил еще одно обращение Патриарху по поводу деятельности о. Георгия Кочеткова:

«Ваше Святейшество! В Вашем докладе на собрании московского духовенства затронут один очень болезненный вопрос современной церковной жизни. Речь идет о неообновленчестве. Вы назвали вещи своими именами. Очень давно православные люди ждали оценки того безобразия, которое совершается в центре Москвы, в храме, в котором служит о. Геор­гий Кочетков. Они это называют "миссионерством", "живой духов­ной работой", "открытостью" и т.п. Мы не отрицаем необходимости и активизации приходской жизни, и свидетельства о Православии для современников на понятном для них уровне, однако все это, полагаем, должно базироваться на строго православной основе, Священном Предании и в духе святоотеческих традиций. Как можно было без благословения Священноначалия заниматься богослужебным экспериментаторством, самочинно переводить богослужение на вульгар­ный разговорный язык (и это для интеллигентов, которые свободно владеют современными западными языками, но не удосуживаются выучить родной славянский)? Абсолютно неприемлем переход на новый календарный стиль. Это было бы грубым попранием правила 1-го Вселенского Собора. Более того, вызывает недоумение наличие не­которого числа новостильных приходов в Эстонии и Молдавии, фак­ты служения иерархов нашей Церкви по новому стилю, когда они быва­ют за рубежом. Разве явная разница духовного состояния новостильных и старостильных Православных Поместных Церквей не аргумент против перехода на новый календарь? Известно, какие тайные, враж­дебные Церкви силы, желали бы этого, дабы потрясти основы Православной Церкви.


Увы, для о. Кочеткова и его последователей канонические пра­вила, ссылки на святых отцов - это не аргумент.
Не секрет, что за спиной о. Георгия стоят влиятельные силы, в том числе некоторые видные иерархи нашей Церкви.


Деятельность о. Георгия - это мина замедленного действия в нашей Церкви. Мы считаем, что проблема должна решаться радикально, гнездо неообновленцев в Москве должно быть разорено, и чем скорее, тем лучше».

В ответ на это обращение была получена резолюция Патриарха следующего содержания:
"Проявление модернизации в Церкви, как я понял из имевшейся беседы со священником Георгием Кочетковым, имеет основанием гордыню. Позиция братства опасная. Об этом сказал Христос, что горе миру от соблазнов, но больше горя тому, через кого соблазн приходит в мир".
В первые годы существования СПБ громко звучал голос митрополита Иоанна (Снычева). На одном собрании СПБ в отношении деятельности митрополита Иоанна было зафиксировано следующее отношение: «Союз Православных Братств целиком и полностью разделяет позицию митрополита Санкт-Петербуржского и Ладожского Иоанна, выраженную в его выступлении "Тайна беззакония" и считает своим долгом заявить следующее:
Верим, что устами Владыки Иоанна Всемилостивый Господь наш, возможно, в последний раз наставляет нас на путь Истины и призы­вает к покаянию.
Мы радуемся, что в наши страшные времена, времена, когда казалось бы торжествует беззаконие, в нашей Церкви явился Бого­избранный сосуд, провозвестивший волю Божию.


Верим, что глас Владыки Иоанна не окажется гласом вопиющего в пустыни.


Молимся, чтобы Господь сподобил и остальных архиереев нашей Церкви поднять свой голос в поддержку Истины».

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную