Публикации

Москва инославная. Лютеране

13.10.2015

В годы моей студенческой юности я часто бывал неподалеку от главного храма лютеран в Старосадском переулке. Запомнился силуэт кирхи без креста неподалеку от «Исторички» - Исторической библиотеки. Тогда в кирхе располагалось студия диафильмов. Лютеран в Москве в их небольшом храме на Немецком кладбище однажды я уже посетил (в конце 90-х годов). В главном их соборе тоже довелось как-то побывать (на Пасху по новому стилю).

Первые лютеране появились в столице в последние годы княжения Василия Ивановича - отца царя Иоанна Грозного. В 1576 году в знаменитой Немецкой слободе появляется первый их храм. Некоторые наши императоры участвовали в закладке лютеранских храмов (Петр I в1694 году - храма свв. апостолов Петра и Павла в Москве) или вкладывали свои средства в их строительство (Александр 1). В начале прошлого века приход Петропавловского храма насчитывал 17 тыс. человек. В ноябре 1936 года службы в соборе прекратились (после ареста пастора А. Штрека и членов церковного совета).

Знакомство с московским лютеранским приходом решил начать с посещения библейского часа (он проходит по вторникам). Первое что бросилось в глаза - большое количество объявлений об органных концертах - от их обилия просто рябило в глазах. Звучание органа сопровождало все время занятия. Никакого особого впечатления на меня оно не произвело. Подумалось: «Органная фантазия» (так назывался один из концертов) провоцирует мечтательность, какое-то субъективное медитирование». При входе в собор меня и моего спутника тепло приветствовал пастор (я сразу догадался, что это был именно он). Занятие проходило в просторном помещении справа от алтаря (там проходят епископские совещания). После краткой молитвы пастор представился собравшимся (их было всего 10 человек). Он оказался русским человеком - выпускником Базельского университета (отделения теологии и медицины) и Медицинского Института имени Пирогова. Днем работает детским врачом, служение в соборе проходит по вечерам. Всем присутствующим было предложено кратко представиться. О себе я добавил : «с целью поближе познакомиться с лютеранством». Пастор всех предупредил: «не ругаемся и не обсуждаем политические вопросы». На длинном столе были возжены 2 парафированные свечи в виде лепешек. Каждый присутствующий читал по одному стиху разбираемых текстов. Честно говоря я не совсем понял принцип их выбора. Из разных Евангелий читались отрывки о проповеди Христа с лодки на море Тивериадском, об исцелении 10-ти прокаженных, исцелении разслабленного, спущенного через разобранную крышу к ногам Спасителя. При этом предлагалось посмотреть параллельные места в других синоптических Евангелиях («между ними нет противоречий- они дополняют друг друга, иногда делают разные акценты»-подчеркнул пастор). После прочтения последнего Евангельского отрывка было обращено внимание на то, что разслабленный получил исцеление по вере принесших его людей. Это является основанием для практики восприемничества при крещении младенцев (лютеране тоже их крестят). В течение полуторочасового занятия шел постоянный диалог, был затронут ряд тем. Отмечу, что особенно запомнилось.

Об исповеди. «В лютеранстве практикуются душеспасительные беседы, а не исповеди. В процессе богослужения читается покаянная молитва. Если при беседе человек излагает подробности, то пастор это пресекает. Он только говорит о милосердии Божием, Его всепрощении. Пастор не являются посредником. За рубежом он может не свидетельствовать на суде, так как при рукоположении он давал обещание не разглашать услышанное во время бесед с прихожанами. Верующие исповедуются Самому Богу».

«На нашем знамени- вера во Христа, которая способствует добрым делам».

О посте. «Мы за духовный пост, но если кто желает поститься телесно - мы не против».

О чтении Евангелия. «Каждый раз, когда мы читаем Евангелие, открываются все новые его грани. Это очень концентрированный текст - все можно читать быстро, но только не Евангелие. Оно читается медленно, как читаются стихи».

В заключение прозвучал призыв читать комментарии на Евангельские чтения, прежде всего издание Лопухина. Молитва пастора своими словами и «Отче наш» на русском языке всеми присутствующими (я в это время читал про себя молитву Исусову).

Не обошлось без искушений. Как только я со своим спутником приблизился к столу, как вдруг одна женщина громко запротестовала против того, чтобы мы сели напротив нее. В течение всего занятия ее крутило: она ворчала, шипела, отпускала реплики в наш адрес. Вот некоторые из них: «эта ваша Русь!», «смотреть на вас не могу», «козлиная рожа», «в Православной Церкви чего только не придумают» и пр. В конце концов она выскочила из-за стола и села на максимально далеком от нас расстоянии. На предложение пастора ей тоже прочитать стих из Евангелия с ее стороны последовал категорически отказ: «не люблю читать по русски - этот язык я едва переношу». Внешне эта женщина напоминала магистра Тевтонского ордена из знаменитого фильма «Александр Невский». По окончание занятия она совсем разошлась. Во дворе стала выкрикивать в наш адрес какие-то оскорбления. Я было подумал, что мой спутник до начала занятий в чем-то «схлестнулся» с ней. Оказалось, что ничего подобного не было. Значит она духом почувствовала, что мы православные люди. Это очевидно было главной причиной агрессии с ее стороны. Возникла угроза, что при следующем моем посещении главного лютеранского храма она либо вцепиться в наши бороды, либо забьется в истерике.

***

Посетил малый лютеранский храм на Немецком (Введенском) кладбище (во имя Святой Троицы). Площадь кладбища 20 га. На нем расположены 2 лютеранские церкви и 14 часовен. В XIX веке здесь были перезахоронены останки сподвижников Петра I: генерала Франца Лефорта и генерал- адмирала Патрика Гордона. Похоронены известные русские художники братья Васнецовы. Из духовных лиц упомяну старца архимандрита Зосиму, митрополита Трифона, протоиерея Валентина Свенцицкого и своего первого благочинного протоиерея Бориса Гузнякова. Есть на кладбище могила с кандалами, висящими по бокам ограды- это могила «святого доктора» Гааза Федора Петровича. Он являлся главным врачом московских тюрем. Много сделал для облегчения участи заключенных - ввел облегченные «гаазовские» кандалы. Говорят, что памятник доктору поставлен на деньги, собранные заключенными. Во время Великой Отечественной войны на территории Введенского кладбища были похоронены французы - летчики, сначала эскадрильи, а затем и авиаполка «Нормандия -Неман». Рядом с могилами летчиков возведен гранитный монумент воинам Великой Армии, установленный на месте братской могилы французов, умерших в Москве в 1812 году. Также здесь находится братская могила немецких солдат, умерших в российских госпиталях во время Первой Мировой войны. Внешне и внутренне действующий лютеранский храм напоминает петербургские православные храмы - в них тоже часто встречается голубое покрытие стен с белыми полосами. В храме уютно, но пустынно (на воскресной службе было всего полтора десятка человек).

Проводя экскурсии по Даниловому монастырю, с кем только не приходилось общаться, в частности с главой Лютеранской церкви Финляндии. А потом было несколько поездок в Прибалтику. Вот я в Таллине, в главной лютеранской кирхе, накануне развала Союза. Очень слышны удары в большой колокол с колокольни, стоящего неподалеку православного собора св. Александра Невского. Робко спрашиваю у женщины - пастора, общавшейся с немецкой делегацией: «Скажите, после служения, после причащения, куда вы деваете остатки»? Она чопорно - раздражительно: «Что тэбье надо?» Общался я здесь с лютеранской молодёжью. Домский собор, другие кирхи в Риге - как-то все холодно, безжизненно...

Благородный пастор Ульдис Савельев странно смотрелся в этой обстановке. Авторитетный лютеранский богослов профессор Фелдманис, многолетний узник лагерей, академически объяснял мне разницу между лютеранством и католицизмом. Женщина - пастор в эстонской деревне у границы с Россией. Ее пришли поздравить с днем рождения прихожане. Она обслуживала и кирху

в Печорах. Лютеранскому архиепископу Латвии я сказал, что православный митрополит призвал священников изучать латышский язык, он скептически к этому отнёсся.

У лютеран на Немецком кладбище я уже бывал. Гость - епископ из Скандинавии не стал причащать детей. Пригласил пастора на Берсеневку. Он москвич, из круга о. Александра Меня. Не мог пойти служить в Православную Церковь «из-за обилия ритуалов». Сказал, что когда епископ ушел - он все-таки причастил детей. Характерный для лютеранства плюрализм.

Сотрудница, обращаясь ко мне и моим спутникам: «Если хотите, можете написать записки». При входе в храм ящик с песком - в нем горели свечи. Едва заметны небольшие иконы Рождества и Воскресения. У передней стены, вплотную к ней, престол прямоугольной формы, он огражден полукруглой невысокой деревянной перегородкой. Над престолом крест латинской формы, в центре которого рублевская Троица. Престол расположен не лицом к молящимся, как это повсеместно на Западе. Может быть, по причине небольшого объема храм? Справа от престола выносной крест, слева - греческое кадило с длинной цепью (за службой его не использовали). Всем присутствующим были розданы листки, озаглавленные как «Главное богослужение Лютеранской церкви». Молодой человек в гражданском костюме зажигает на престоле две парафиновые свечи, приготавливает все необходимое для службы. Служба, вопреки ожиданиям, началась не минута в минуту, а с небольшой задержкой (я еще подумал: «А как же хваленый немецкий педантизм?»). Все женщины в брюках и без платков (а как же запрещение в Священном Писании первого и предписание там второго?). Параллельно службе в нижнем полуподвальном помещении шло занятие воскресной школы. Было довольно шумно (я бы уже через 5 минут давал бы поклоны виновникам этих помех), но, очевидно, что все уже привыкли. После службы органистка говорила: «Те дети, которые шумят в храме, повзрослев, остаются в нем, а те, которые были зажаты, впоследствии часто уходят». Последование службы было таковым. После того, как зазвенел внутри храма маленький колокольчик, под звук органа к престолу подошли два пастора. Который постарше, был без бороды и в фелони католического образца. Второй, помоложе и с бородкой - только в епитрахили (кажется, у католиков она называется «стула»). Все запели гимн в честь Святой Троицы - три куплета, каждый из которых был посвящен одной из ипостасей Единого Божества. Запомнились слова, обращенные к Сыну Божию: «О, Агнец Божий, в трудный час услышь молитвы нас! Помилуй нас, о, Боже!» Младший пастор, повернувшись лицом к молящимся, взметнув руку (у меня сразу возникла ассоциация с известным приветствием в Германии в 30-40-е годы), возгласил: «Как признанный (или призванный - я мог не совсем расслышать) служитель Бога, объявляю вам о прощении грехов» и, неожиданно сложив пальцы в двуперстном благословении, всех им осенил. Служба (она совершалась в течение часа с небольшим) имела следующую схему: пастор: «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу»; прихожане: «Всегда и во веки. Аминь». Краткое исповедание грехов. Прихожане поют песнопение, напоминающее наше великое славословие (только в усеченном виде). Отрывки из Апостола и Евангелия читались лицом к народу. После апостольского чтения все возгласили «Аллилуия!» Символ веры был обозначен как «апостольский» - он более краткий, чем никеоцареградский. В нем, в частности, ничего не говорится об исхождении Святого Духа. Проповедь после Евангелия читал (именно, читал) молодой пастор. В ней не было ни примеров из жизни, ни каких либо цитат, кроме как из прочитанного Евангелия. Мне проповедь показалась более бледной, чем те, которые я слышал у баптистов и других протестантов. Сбору пожертвований предшествовала органная прелюдия. Пение молящихся сопровождалось игрой на небольшом органе. Собственно орган без пения звучал только две-три минуты - своеобразный настрой-медитация перед главным моментом богослужения - тем, что у нас называется Евхаристическим каноном. После Евангелия помянули имя усопшей прихожанки - ветерана прихода (исполнился год со дня ее смерти). После ее имени пастор прибавил - «и всех, имена которых в этих записках». О здравии поминовение имен было более пространным. Прочитав вслух некоторые из них, пастор сказал: «Тихо про себя можно добавить еще имена». Структура Евхаристического канона примерно такая, как у нас, только у лютеран, как и у католиков, моментом совершения таинства являются слова Христа «Примите...», «Пийте...» После возгласов старший пастор читал «профацио» - молитвы вслух (у нас они читаются втай или вполголоса параллельно пению хора). На словах «Тело» старший пастор ладонью крестообразно осенил хлеб, на словах «Кровь» - чашу с вином. Второй пастор при этом держал воздетые руки, соответственно, над хлебом и вином. Прозвучала молитва Господня. Все (буквально все, в т.ч. и оба пастора) друг друга приветствовали рукопожатием и пожеланием мира. Все трижды пропели: «Христос Агнец Божий, принявший грехи мира, помилуй нас» и затем: «Славьте Бога, ибо Он благ. Аллилуия!» (могу быть неточным - возможно, что эти песнопения прозвучали после Символа веры). Как и у католиков, причастники стали на колени у деревянной перегородки. Старший пастор причащал Телом, а младший - Кровью (конечно, в лютеранском их понимании). Перед тем, как причащать, было объявлено, что причащаться могут только крещенные, прошедшие конфирмацию члены Лютеранской церкви. Обратил внимание на то, что кому-то причастие пастор вкладывал в уста, а кому-то в руку. В то время, когда шло причастие, а потом и потребление его остатков пасторами, тихо играл орган. Затем после благодарственной молитвы оба пастора осенили народ крестообразно ладонями и прозвучало: «Идите с миром». Старший пастор пригласил детей и тех, кто не причащался для принятия благословения. Оба служителя возлагали руки на головы подошедших, после чего старший ладонью крестообразно их осенял. Снова прозвучало: «Идите с миром, братья и сестры». Последние слова заключительного песнопения всех присутствующих были таковы: «О, Триединый Бог, к Тебе парят сердца, Ты был, есть и во век пребудешь без конца!» Удивило, как много вместилось в рамки одного часа. Обратило внимание отсутствие суетливости и сосредоточенность. К сожалению, на наших намного более длинных службах нередко бывают разговоры, хождения. Я за службу раз двадцать делаю замечания в связи с этим. Здесь же не было разговоров на кафизмах во время утрени и на каноне в алтаре, да и самих утрени с кафизмами и канонами, да и самого алтаря тоже не было. Из сделанных объявлений запомнилось, что после службы можно задавать вопросы, и что перед причащением очень важна исповедь (в тексте пособия, однако, говорилось об исповеди для желающих после службы). Старший пастор обратил внимание на необходимость готовиться к причастию заранее: духовно настраиваться и внутренне исправляться. Женщина почтенного возраста вспомнила поминавшуюся усопшую и поздравила с днем рождения младшего пастора (ему были вручены цветы). Раздались аплодисменты. С днем рождения поздравили также директора воскресной школы, а, точнее, ее ребенка. Снова аплодисменты. Пасторы преподали заключительное благословение и, повернувшись к престолу, склонились в краткой молчаливой молитве. Старший пастор имел поразительное сходство со знакомым директором антикварного магазина. Все желающие были приглашены на чаепитие. Перед ним старший пастор спросил нас: «Откуда вы, из какого храма?» Я: «Мы православные, интересуемся, изучаем панораму религиозной жизни столицы». Бросилась в глаза карта лютеранских храмов «московского пробста Церкви Ингрии». На чаепитии больше всего общались с органисткой.Оказалось, что она довольно поздно крестилась сначала в Православной Церкви, а потом перешла к лютеранам. В Православной Церкви ее смутила корыстность духовенства и подозрение в их сотрудничестве со спецорганами. Обратив внимание на свой возраст, она заметила: «Я регулярно прихожу в эту церковь на кладбище, но пока с возвратом».

Прошлись по кладбищу, помолились в часовне на могиле старца Захарии. На стене одной из часовен запомнилась такая надпись: «Господи! Очень прошу Тебя, помоги моему сыну выздороветь и быть ласковым и любящим сыном и больше думать о душе своей!» Надпись на памятнике: «Дни нашей жизни сочтены на земле».

***

Для полноты впечатления решил посетить кафедральный собор Петра и Павла. Большой колокол громко оглашал окрестности. Внутри собор довольно вместителен (в нем есть еще пространные хоры П образной формы во всю его длину). Пол из крупной плитки, лавки для прихожан и пр. - все новехонькое и добротное. В центре алтарной стены было распятие (в изображении Христа не было надрывности, так часто встречающейся в западных образцах). Справа и слева от распятия изображения апостолов Петра и Павла (без нимбов). У ног ап. Петра - петух, а у ног ап. Павла существо похожее на филина. Насчет петуха понятно - его крик напоминал об отречении апостола (интересно, что на многих лютеранских храмах Прибалтики вместо креста колокольню венчает петух). Слева от ап. Петра изображение Мартина Лютера в священническом одеянии с Чашей и Библией, а справа то ли Кальвин, то ли Цвингли (из-за высокой проповеднической кафедры было трудно рассмотреть). Спереди прямоугольного престола было изображение голубя - очевидно он символизировал Святого Духа. Над самим престолом изображение Христа какого-то западного художника (Спаситель как и апостолы был также без нимба). После последнего посещения собора, а точнее библейского часа, при нем я опасался новой встречи с «магистром», (женщиной похожей на магистра Тевтонского ордена из кинофильма «Александр Невский»), с которой было искушение, во время посещения библейского часа. Пришел вплотную к службе, осмотревшись, занял место. Какое же было мое удивление, когда перед самой службой вдруг увидел прямо перед собой знакомую прядь седых волос. Напрягся в ожидании новых искушений, но к счастью они не последовали. Листаю печатное издание собора «Наша церковь» (N51). В статье пастора Виктора Ветера обратил внимание на следующие слова: «Церковь диаспоры - уже пройденный этап. Необходимо переходить с доминирования немецкого языка в богослужении на русский».

Зазвучал орган и к тому, что можно условно назвать алтарем прошествовали двое небольшого роста в черных одеяниях с белыми манжетками на выпуск лютеранских служителя. Один из них был с крестом (это был епископ Дитрих Бауэр). Мы привыкли епископов видеть с панагиями и когда видим католических и лютеранских служителей с крестами не сразу догадываемся, что это их епископы. Второй служитель был представлен как ректор теологической семинарии. В качестве ключевого библейского стиха был предложен отрывок из книги пророка Исаии (если я правильно услышал): «Исцели меня Господи и исцелен буду. Спаси меня и спасен буду». Эти слова были объявлены как тема богослужения и размышлений. К сожалению, я не догадался взять книгу песнопений и листок с последованием службы (их можно было взять при входе в собор) и поэтому не всегда было понятно на слух о чем поют.

Отмечу то, что запомнилось. Епископ (он, как и другой служитель, так и оставался до конца без облачения видимо потому, что на этой воскресной службе не было причастия) стоя лицом к молящимся преподал им благословение. Оно прозвучало на двух языках, вначале на немецком потом, на русском. Кстати к верующим он обращался : «Дорогие сестры и братья» (аналог знакомого «дамы и господа»). Прочитали псалом 31(его начало по -славянский звучит так : «Блажени имже отпустишася беззакония и имже прикрышася греси»; в чине крещения он трижды читается). Все вместе прочитали краткое исповедание грехов (нескольких общих фраз без детализации). Умилительно троекратно прозвучало под звуки органа «Кирие элейсон» («Господи помилуй» прозвучало также на немецком и русском языках). Епископ объявил о прощении грехов «ради Иисуса Христа» «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». «Господь да будет с вами» - возгласил он затем знакомой «латинской погласицей» - и «И со духом твоим» - ответствовали молящиеся под звуки органа. Все запели песнопение начинавшееся со слов «Слава в вышних Богу». К этим словам примыкали такие слова: « С Ним не грозят нам ни скорби, ни страх, в Нем наше избавление». После краткой молитвы «про себя» был прочитан отрывок из Апостола - из первого послания ап. Павла к Ефесянам («Отложите образ жизни ветхого человека и облекитесь в нового» и т.д). Его прочитал молодой человек в гражданской одежде. «Это слово Бога» (или «Божие»), «Аллилуйя» - возгласил епископ. Хор, а вместе с ним и все верующие, под звуки органа подхватили это словословие. Евангелие (о расслабленном) громко и отчетливо прочитала женщина средних лет. По окончании Евангелия епископ возгласил «Евангелие Господа нашего Иисуса Христа». Хор «Слава Тебе Христе». Знакомый текст апостолького символа веры (он читался на двух языках всеми присутствующими). О Церкви в нем говорится кратко - «Верую в Святую Христианскую Церковь». «Благословение детей» - так был обозначен следующий пункт последования службы. Два отрока, сопровождаемые женщиной, были подведены к престолу и встали полуоборотом слева от него. Епископ на некотором расстоянии от них под тихое звучание органа кратко пересказал им евангельское чтение. Затем он зажег толстую короткую белую парафиновую свечу и вручил ее одному из детей «в знак прощения». После общего их благословения дети прошли через весь собор по центру. Заметил, что в отличие от лютеран «церкви Ингрии» здесь ни разу никто не перекрестился. Проходя мимо престола служители останавливались и делали легкий кивок головой (у католиков в этих случаях становятся на одно колено). О проповеди. Акцент проповедник сделал на том, что в евангельском отрывке в повествовании об исцелении разслабленного отсутствует упоминание о каком-то драматизме при совершении этого чуда - все очень лаконично: «Прощаются тебе грехи твои». Ничего о переживаниях, беседе, молитве и так далее (проповедник сказал даже: «не было сцен характерных для Голливуда или романа»). Не было цели вызвать у нас глубокие переживания - только повествование о чуде. Кстати, проповедь, как и в кирхе Церкви Ингрии на Немецком кладбище, проповедником читалась (лишь иногда он отрывался от текста и что-то добавлял). Прозвучали объявления. От имени Ярославской общины благодарили Московскую. При этом было отмечено: «община живет, растет и развивается»). Под звуки органа стали обходить ряды молящихся для сбора пожертвований. Затем прозвучала общим пением (номера песнопений предварительно объявлялись, они также были указаны на досках висящих с правой и левой стороны) : «Господи прими мое моление, и дай в Тебе мне утешенье». « Я знаю источник Ты всех истинных даров, что Ты Создатель красоты бесчисленных миров». «Я знаю, что из праха по смерти оживу и с радостью без страха пред Ним склоню главу».

Из среды молящихся вышло четверо, в том числе одна женщина. Приблизившись к престолу, они поочередно прочитали молитвы, в которых, выражалась благодарность Богу, звучали просьбы об успешном распространении Слова Божия, о помощи властям, о крепких браках и воспитании детей, о производстве и торговле, необходимых для жизни, о заключенных, нищих, умирающих, гонимых и т.д. После каждого хор пел: «Господи услыши нас» и пр.

Молитва Господня «Отче наш» прозвучала общим чтением на немецком и русском языках. Епископ, подняв руки, возгласил: «Да благословит вас Господь, да обратит Он Лицо Свое к людям, пошлет им мир». Хор троекратным «Аминь» ответствовал на эти слова. Заключительное песнопение (из 15 го хорала) епископ предложил начать сестрам, потом продолжить братьям и затем подхватить всем вместе. После краткой молчаливой молитвы под раскатистые звуки органа лютеранские служители проследовали к выходу. До окончания игры органа (она продолжалась несколько минут) все стояли, очевидно молясь про себя. Торжественность заключительного аккорда подчеркивалась ярким светом включенных прожекторов и люстр.

 

Игумен Кирилл (Сахаров), настоятель храма свт. Николы на Берсеневке, член Союза писателей России

 

 

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную