Публикации

Игумен Кирилл (Сахаров).

Вскоре после 1000-летия Крещения Руси… (воспоминания)


Часть 1
      Периодически в своих бумажных завалах откапываю записи об интересных мероприятиях. Во многих довелось принимать участие, особенно после Тысячелетия Крещения Руси. Прежде чем описать некоторые из них, приведу длинную выдержку из одной самиздатовской статьи этого времени. Речь идет о статье К. Головина «Грядет день» (к 1000-летию крещения Руси). «Атеистическая власть, сокровенной и главной сутью которой по-прежнему остается богоборчество, после хрущевских гонений, которые должны были сломить нараставшее влияние Церкви, стала настойчиво изводить и разлагать ее изнутри, дабы превратить, в конце концов, в некоторое подобие малоприятной богадельни, где покорно-безгласный священник «обслуживает религиозные нужды» тех, кому за 60. Отгородить Церковь от большинства народа, сделать ее чисто музейным раритетом и держать под неусыпным контролем, чтобы не пробудить в ней новые живые силы - такую задачу ставили перед собой гос. атеисты в брежневскую эпоху, эпоху наивысшего расцвета партократии. Если выдавалась возможность, храмы закрывали, но в тихую, без шума, новых же не открывали, даже если (как было в Горьком) верующие жаловались в ООН. Безбожная пропаганда велась как-то вяло, механически, но в программе вузов и школ был в эти годы введен атеизм. Кто сидел тихо и веру свою держал при себе - не преследовался; зато ревностных христиан методически чернили, притесняли и сажали. Наряду с правозащитниками и националистами, этих христиан КГБ причислило к реальным или потенциальным противникам режима и создало для наблюдения за ними особый отдел.


      Угас в гос. атеизме боевой задор, вымерли твердые кадры, нет в нем былого напора, силы и влияния, и даже простодушный интеллигент-невер косится на него брезгливо-досадливо. Однако не забудем, что он по-прежнему остается важнейшей и краеугольной частью господствующей идеологии».


Для характеристики отношений Церкви и Государства приведу еще слова митрополита Никодима (Ротова) из статьи Д. Поспеловского, опубликованной в «Вестнике РХД» (№ 151 за 1988 год): «Хорошо это или плохо, но Богу было угодно, чтобы я, мы явились пастырями Его Церкви именно сейчас и в Советском Союзе. Следовательно, мы должны служить Церкви в этих реальных условиях, в этой стране, при этой политической системе, а не заниматься мечтами о других условиях или воображать, что мы вне этой реальности».


      Вот такая атмосфера, такой контекст предшествовал великому юбилею, после которого проходили мероприятия, о которых я хочу рассказать.


В конце ноября 1989 года в Доме Кино состоялась конференция на тему «Церковь и перестройка».  Тогда еще не лишенный сана о. Глеб Якунин сетовал:  «В Церкви явный застой. Церковные руководители десятки лет говорят о проблемах Африки и Азии, а наши кровные интересы в небрежении». Другие выступавшие говорили о селекции иерархии на конформизм, о том, что все епископы утверждаются  Советом по делам религий и что указы епископов о назначении священников на приходы обретают силу только после получения регистрации от уполномоченных Совета. Участники конференции  ратовали за свободу Церкви, упразднения Совета по делам религий – «передового отряда по подавлению религии», вынесение вопроса об отношении к декларации митрополита Сергия на общецерковное обсуждение, прекращение «ограбления Церкви» (ежегодно она вносила в Фонд мира 30 млн. рублей). За прекращение банкетов для безбожников из Совета – «за деньги прихожан» («Не кормить Харчева (председатель Совета по делам религий – иг. Кирилл) икрой!»). Совет называли «орудием в руках КГБ». А Залесский, возглавлявший общественную приемную, оказывавшую помощь в открытии храмов, рассказал о трудностях, которые испытывали люди, добивающиеся открытия храмов: «Мучаются по несколько десятков лет». Приводились такие примеры: в Свердловске верующие обращались к властям 80 раз, в Гомеле 60 – и никакого результата. Конференция приняла обращение к депутатам Верховного Совета с призывом добиваться подотчетности Совета по делам религий не КГБ и Совмину, а Верховному Совету. И в Совете, настаивали участники конференции, должны «не коммунисты решать вопросы, связанные с религией, а представители разных религий». О. Олег Стеняев сетовал на недостаток соборности в церковной жизни, называл это трагедией. Один старообрядец (он сейчас священник РПЦ МП) призывал не бояться Старообрядческой Церкви: «Она умирает, у нее всего 58 священников и 8 дьяконов. Жалко, что она умрет, а былой славы не вернет».  Выступавший напомнил, что до революции старообрядцам принадлежало 60% капитала – отсюда особо жестокие репрессии против них. По мнению выступавшего, Старообрядческую Церковь не нужно присоединять к Московскому Патриархату, а она должна быть признанной автокефальной.


      О. Александр Борисов укорял некоторых выступавших за «безответственное разбрасывание словом «еретики»». «Должны быть разномыслия, обителей у Отца Небесного много. Древние  еретики были другими – они не признавали вочеловечивание Христа. Бог будет решать, какая Церковь лучше.  Не может быть худого плода у доброго дерева, а у баптистов, например, очень развито милосердие». Звучали и такие призывы: «Нельзя крестить без катехизации. Необходимо возрождение института оглашенных. Крестить и венчать неверующих – преступление». Один из участников, реагируя на выступление старообрядца, говорил: «Дониконовские книги не содержат грубых ошибок, старообрядцы, несомненно, православные, но признать их иерархию мы не можем». Извлекли на свет сверхсекретное письмо Ленина членам Политбюро от 19 марта 1922 года о необходимости «беспощадной борьбы с попами, чтобы эта публика несколько десятилетий не могла пикнуть».


      Следующее мероприятие проходило в Центральном Доме Архитектора 1 декабря 1989 года. Здесь опять был о. Глеб Якунин. Он, в частности, сказал: «Я модернист в богослужении, без реформ мы превратимся в старообрядцев. Я знаю, что многие против, но я за то, чтобы экуменические молитвы проводились вне Литургии». Говорил он также о вербовках и подписках о сотрудничестве со спецорганами в церковной среде. И еще: «Мы не раскольники – я к этому не стремлюсь. Я хочу напомнить иерархам об их долге».


Очень интересным было выступление только что снятого с должности председателя Совета по делам религий К. Харчева, и особенно его ответы на вопросы собравшихся. А.В.Антонов, нынешний глава Информационно-издательского отдела Русской Православной Старообрядческой Церкви, цитировал Солженицына: «В Русской Церкви произошла трагедия, последствия которой сказываются доныне. Было совершено преступление, за которое необходимо принести покаяние (имеются в виду гонения на ревнителей древнего благочестия – иг. Кирилл). С того времени Россия движется к гибели. Если будет покаяние, то оно может привести к повороту в нашей истории. С 12 февраля 1653 года, со времени выхода указа патриарха Никона о переходе на троеперстное крестное знамение, в нашей истории мы видим сплошное шарахание».


       Писатель А.И.Нежный (он был ведущим на конференции) так отреагировал на выступление Антонова: «Необходимо самое бережное отношение к старообрядчеству» и привел слова академика Д.С. Лихачева: «Старообрядчество донесло до нас  живую культуру Древней Руси».


Вернусь к выступлению Харчева. Он настаивал: «Я делал все в рамках перестройки». Называл себя каменщиком, а архитектором - Горбачева (прямо-таки масонская терминология). Говорил, что о его смещении с должности просили влиятельные митрополиты (называл их имена). О своем знаменитом выступлении в Высшей партийной школе: «Я выступал там на тему отношения к Церкви с ленинских позиций, а меня обвинили, что я, якобы, призывал к подрыву советской власти». О церковном руководстве: «Среди них были и те, кто готов был на эшафот за свои убеждения, были и те, кто кривил душой». Важное признание: «Позиция государства по отношению к юбилею 1000-летия Крещения Руси рождалась с ноля и много раз пересматривалась. Карпов и Куроедов (предшественники Харчева по руководству Совета по делам религий – иг. Кирилл) регламентировали каждую сторону жизни Церкви: как контролировать духовные школы, архиереев, кого выпускать за границу и т.д.»


      Конференция Христианского Демократического Союза, проходившая в районе ВДНХ 9 декабря 1989 года, запомнилась несколько скомканным молебном перед ее началом, рассказом А.И. Огородникова о нападении  неизвестных на активиста Союза и ограблении его штаб-квартиры. Один из выступавших на конференции, о. Димитрий Нестеров (впоследствии, кажется, один из «епископов» в одном из направлений «альтернативного православия»), говорил о беззащитном положении духовенства и предложил создать Союз духовенства.


      Запомнилась пресс-конференция в ОВЦС, посвященная ситуации на Западной Украине и нормализации там положения Православной Церкви. На пресс-конференции приводились примеры, когда представители РУХа собирали подписи, якобы, за экологическую чистоту, а на самом деле о мнимом желании прихожан перейти в унию. При этом несогласных запугивали: «подожжем, подумай о детях». Переходы в унию материально поощрялись. Бывший киевский митрополит Филарет предлагал общинам самим «при посредстве контролирующего органа» через тайное голосование определиться, в какой конфессии им оставаться. Еще говорил, что Закарпатье «более спокойно, нет такой остроты, так как нет украинских экстремистов – здесь живут русины». Нынешний Патриарх (тогда архиепископ) приводил конкретные примеры давления на людей со стороны униатов с целью овладения храмами: «В Золочевском районе о. Василий вместе с сыном приехал на приход, а там уже были униаты. Разгорелся спор – на каком основании? В алтаре батюшке стало плохо – случился инфаркт». Другой случай: настоятеля Преображенской церкви г. Долина игумена Серафима два молодчика вызвали на улицу, два раза ударили финкой и сказали: «Если не оставишь церковь – убьем». Трое мужчин пришли к протоиерею Н. Новосаду, угрожали ему: «Если не перейдешь в унию – будет беда с семейством». У батюшки случился инфаркт, его забрали в реанимацию. Священника Игоря Швеца, служившего в селе около Львова, 4 часа мучили, нападали на его супругу – требовали передать ключи от храма. Угрожали архиепископу Тернопольскому Лазарю: «Твоей кровью пол замажем». Архиепископ Ивано-Франковский Макарий в знак протеста против разбоя униатов объявил голодовку. Ему угрожали распятием на кресте. Женщине, готовой убить владыку Макария, было обещано прощение после трех дней молитв.


      20 февраля 1990 года на собрании Братства Царя-мученика Николая говорили о безпримерных, безпрецедентных гонениях на Русскую Православную Церковь. Началось все с ритуального убийства Г.Е. Распутина. Оно было подготовлено разнузданной клеветой на него. Перед гибелью Распутин в своем письме Царю писал, что приближающийся  Новый год с ним он уже не встретит. Если в его убийстве примут участие члены царской династии, то через два года всю Царскую Семью расстреляют. А. Широпаев назвал ритуальное убийство Распутина прообразом гибели России. Л.Болотин аргументировано опровергал претензии «кирилловичей» на царский престол и приводил цитаты из высказываний подвижников благочестия о будущем России. Вот некоторые из них. Старец Аристоклий: «Все державы ополчатся на Россию, чтобы она уповала только на Господа. Крест Христов в России засияет, и она во тьме будет маяком для всех». Архиепископ Серафим (Соболев): «Россию Господь помилует, восстановит ее. Она будет великой, самым могучим оплотом против антихриста». О. Иоанн Кронштадтский: «Крепись Россия, кайся и молись – для очищения нас будут скорби. Будет Россия новая по старому образцу, крепкая верой». Старец Нектарий: «Россия будет богата духом, а не материально». Прп. Серафим Саровский: «Антихрист будет везде, кроме России, которая сольется со Славянским миром. Это как дважды два четыре». Старец Серафим Вырицкий: «Пройдет гроза над Русской Землей. Снова обители откроют, кресты заблестят и колокольный звон пробудит. Имя России прогремит по всей Вселенной».


       И, наконец, о Первом Всемирном Русском Соборе. Приведу выдержки из выступлений двух докладчиков – не так давно умершего И. Кольченко и Н. Нарочницкой. Кольченко: «В России, в идеологической сфере образовался чудовищный, небывалый в истории человечества вакуум. Везде полный паралич, так как потеряны нравственные ориентиры. Необходимо принять меры по спасению русского языка и возрождению Русской национальной архитектуры. Вернуть Церкви Патриаршие палаты в Кремле и 380 местночтимых икон из запасников Исторического музея». Н. Нарочницкая: «С Россией произошла геополитическая катастрофа, она потеряла ряд стратегических позиций. Возникла угроза утраты ею исторически преемственных основ. Россия сама представляет собой целый мир, является держателем равновесия между Востоком и Западом. Недопустима широкая благотворительность тем государствам, которые дистанцируются от России. Нужно обратиться к народам СНГ с призывом воссоздать единство».

 

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную