На старообрядном направлении

Возвращение к истокам. На старообрядном направлении

Эту главу лучше бы назвать «История моего старообрядства». Поделился с профессором А. И. Осиповым, он выразил сомнение – не поймут мол, надо хорошо разъяснить. А разъяснение содержится во всем нижеизложенном. Вот и решил назвать – «На старообрядном направлении».

Процесс воцерковления совпал у меня с открытием специфического мира старообрядчества. Виды храмов, фото которых я видел в учебнике истории и фото икон – были в каноническом исполнении. Первая книга, которая поведала о старообрядчестве, была книга Катунского из серии «Современные религии». Особенно ценными в ней были несколько страниц о современном положении старообрядчества. А что касается обычных атеистических штампов, то они, как правило, серьёзно не затрагивали. «Полки Исуса», состоящие из старообрядцев, сражались с большевиками - пишет Катунский. Ну что ж, это вполне адекватная реакция на то зло, которое большевизм принёс на нашу землю.

На моей малой Родине в Луганской области был единственный старообрядческий храм в поселке Городище. Раньше здесь было два храма - Покровский - более древний и Успенский, построенный в золотой век старообрядчества, после дарования свободы вероисповедания в начале XX столетия.

Покровскую церковь я ещё застал. Стояла она на берегу речки Белая. Рядом был церковный дом. У церкви несколько захоронений казаков старообрядцев, на могилах которых были чугунные плиты. Покровскую церковь закрыли в период хрущевских гонений. Моя троюродная сестра, работавшая в Городище учительницей, рассказывала, что вскоре после закрытия церкви, она была вскрыта, и там учинили погром. Сестра вспоминала, как школьники на тачках возили в макулатуру большие старинные церковные книги в кожаных переплётах. Бывая в Городище, я часто заходил в Покровскую церковь, собирал осколки икон, обрывки страниц церковных книг. Какие-то глубокие ощущения неотмирности охватывали меня внутри этого храма. Помню, уходя из церкви, я долго оглядывался на торжественно возвышающийся строгий восьмиконечный крест. Одинокий и трагичный, он притягивал мой взор. Как-то, уже учась в институте, вновь приехал я в Городище и, увы, на месте Покровского храма и церковного дома были уже огороды. Храм был подожжён, и только казачьи могилы осиротело, с укором неблагодарным потомкам, еще оставались.

В Успенской церкви несколько десятилетий служил о. Савелий - благообразый старец, очень подвижный, с юмором. С ним я познакомился после его выступления на торжественном собрании духовенства Луганской епархии в год тысячелетия Крещения Руси. На этом собрании он говорил о необходимости совершения таинства крещения через полное погружение. Митрополит Сергий тепло отреагировал на это выступление. Дружба с о. Савелием продолжалась до самой его смерти. Каждый раз приезжая в Донбасс, я посещал Городище, приходил в старообрядческую церковь и общался с о. Савелием и его матушкой, ютившимися в скромном домике по соседству с церковью. Добрые отношения сложились и с преемником о. Савелия - о. Патермуфием (в миру Петр), с которым я был уже знаком до этого. Детская незлобивость о. Патермуфия, его большие голубые глаза, умиротворённость и спокойствие поразили моих прихожан, которых я всегда везде беру с собой. О. Патермуфий оказался очень деятельным настоятелем, провел большую стройку, занялся устройством прихода в областном центре. При всем при этом он большой молитвенник.

Старообрядцев в Москве я впервые посетил в 1973 году, когда приезжал сюда на летние каникулы после 9-го класса средней школы. Был я тогда и на Рогожском и на Преображенке у безпоповцев. Помню свое недоумение в беседе с одной безпоповкой: «А как же причастие? А мощи?». «Мощи после реформы Никона ушли под землю, а причастие мы принимаем духовно» - таков был ответ. На Рогожском в Покровском соборе я впервые побывал на всенощном бдении под праздник Благовещения в 1975 году, когда учился на первом курсе института. Огромный собор, потрясающее паникадило, обилие древних икон и, конечно, множество людей необычно одетых, бороды мужчин тогда потрясли. Было острое ощущение XVII века. Потрясло пение догматика, проникновенное чтение диаконом с распущенными до пояса волосами эксапсалмов (шестопсалмия). Как сейчас вижу его фигуру, возвышающуюся на амвоне, море мерцающих лампад и доверительная неспешная беседа–мольба к Богу читающего. Второй диакон был похож на былинного богатыря. Это был о. Георгий Устинов (а читавший эксапсалмы, по-видимому, о. Евгений Бобков). Далее, в разделе «Из дневника настоятеля», я описываю свою встречу и беседу с ним.

Большое впечатление на меня произвела книга профессора МДА Н. Ф. Каптерева «Патриарх Никон и противники его церковной реформы», прочитанная мною в 70-е студенческие годы в Исторической библиотеке и книги Б. П. Кутузова на эту тему в 90-е годы.

Поместный Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся в 1971 году, своим Деянием от 2 июня подтвердил православие богослужебных книг, бывших в употреблении до патриаршества Никона, засвидетельствовав спасительность старых русских обрядов, отверг порицательные выражения о старых обрядах и отменил клятвенные запреты 1656-1667 гг. на старые русские обряды и на придерживающихся их православно верующих христиан, "яко не бывшее".

В своем Деянии Собор заявил, что «любовью объемлет всех свято хранящих древние русские обряды, как членов нашей святой Церкви, так и именующих себя старообрядцами, но свято исповедующих спасительную православную веру, и свидетельствует, что спасительному значению обрядов не противоречит многообразие их внешнего выражения, которое всегда было присуще Древней Неразделенной Христовой Церкви, и которое не являлось в ней камнем преткновения и источником разделения».

В Меморандуме встречи Председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла с делегацией от Древлеправославной Поморской Церкви Латвии, состоявшейся 3 июня 1999 года, в частности говорилось, что обе стороны предлагают:

1. Впредь категорически избегать по отношению друг к другу и к содержащимся в обеих Церквах богослужебным обычаям и обрядам оскорбительных или недоброжелательных выражений. Призвать духовенство Русской Православной Церкви учитывать в своей практической деятельности на местах своего служения решения Московских Поместных Соборов 1971 и 1988 гг.

2. Относиться с пониманием и одобрением к существованию в лоне Русской Православной Церкви приходов старого обряда, а также к введению в богослужебную практику отдельных приходов древних богослужебных чинов, обрядов и унисонного знаменного пения. Считать такую практику в лоне Русской Православной Церкви проявлением любви к древним русским церковным обрядам и признанием их спасительности. Не допускать применения порицательных выражений по отношению к придерживающимся старого обряда в лоне Русской Православной Церкви.

3. Обратиться к издательствам, выпускающим церковную литературу, с просьбой о критическом подходе к переизданию литературы, напечатанной в дореволюционное время, когда под влиянием светской власти Старообрядчество критиковалось некорректными и неприемлемыми методами.

4. Признать несправедливыми имевшие место в истории преследования людей за неприятие реформ XVII века.

Результаты переговоров были одобрены Священным Синодом Русской Православной Церкви на заседании 19 июля 1999 года.

В синодальном постановлении преследования противников церковных реформ XVII века были не просто признаны несправедливыми, а осуждены.

После этого постановления руководители Союза Православных братств, Русского национально-культурного центра Москвы, Союза «Христианское Возрождение», Русского Общенационального Союза и Российского Общенародного Движения в своем обращении к старообрядцам писали, что следующим шагом должно быть осознанное сожаление о происшедших трагических событиях, раскаяние за пролитую кровь.

В конце обращения говорилось:

"Прости нас, Господи, и наших предков за вольные и невольные согрешения, содеянные в отношении нашего исконного благочестия и его последователей. Люди русские, наши единокровные братья и сестры! Простите нас за гонения и пролитую кровь.

Да спадет это бремя с нашей души и воссияет еще ярче Свет Христов на Русской Земле".

Важно также знать, что еще в 1800 году в нашей Церкви было учреждено единоверие.

Единоверческими называли приходы в лоне нашей Церкви, членами которых были старообрядцы, принимающие православное священство и подчиняющиеся Святейшему Синоду. Им благословлялось проводить службу по старому обряду и сохранять весь древнерусский благочестивый уклад.

Накануне октябрьского переворота в Российской империи было более 600 единоверческих церквей и несколько десятков монастырей.

Первые епископы у единоверцев появились после Поместного Собора 1917-1918 гг., их рукополагал Святейший Патриарх Тихон. Среди них епископ Симон (Шлеев), новомученик, канонизированный нашей Церковью. Этот же Собор благословил употребление старого обряда на приходах, 4/5 членов которых этого желают.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, представляются совершенно некомпетентными и безответственными ярлыки (секта, раскол и т.д.), которые навешиваются на тех, кто ревнует о возрождении древнерусских традиций в лоне нашей Церкви. Это стремление основывается на твердой канонической почве.

На карте
Телефон: 8-495-959-08-62
Адрес: Берсеневская наб., 18
На карте
 
КонтактыНа главную На главную